Я тебя напою все ночи свои все ласки своими руками

Я тебя напою все ночи свои все ласки своими руками
Я тебя напою все ночи свои все ласки своими руками
Я тебя напою все ночи свои все ласки своими руками

Сотворение мира

В начале всех времен Бог сотворил небо и землю.

Земля, исходя из ничтожества, была совершенно пуста – без дерев, без плодов, без всякого украшения; тьма была над бездною вод, которыми земля была, как бы поглощена, и Дух Божий носился над водами, приготовляя их к произведению тварей, которые Творцу угодно было из них извести. Бог рек: «Да будет свет!» – и явился свет: Бог отделил свет от тьмы и назвал его днем, а тьму – ночью. Вот первый день творения!

Потом Бог рек: «Да явится твердь, и да разделяет воды, которые под твердью, от вод, которые над твердью!» – явилась твердь, и Бог назвал ее небом. – День второй.

Бог рек: «Да соберутся воды поднебесные в одно место, и да явится суша!» – и явилась суша, и Бог назвал ее землею, а собрание вод – морем. Бог рек: «Да произрастит земля траву, дающую семя, и деревья, дающие плод по роду своему!» – это исполнилось. – День третий.

Бог рек: «Да явятся светила на тверди небесной, да разделяют день от ночи, и да будут знамением для указания времен, дней и лет; да сияют они на тверди, освещая землю!» – и явились два великие светила: одно большее – солнце – Бог поставил для управления днем, другое меньшее – луну – для управления ночью; Бог сотворил также звезды на тверди, чтобы они освещали землю. – День четвертый.

Бог рек: «Да изведут воды животных, плавающих в них, и птиц, летающих над землею!» – и явились большие рыбы и все животные, живущие в водах; явились также все роды птиц. Бог благословил сотворенных животных, говоря: «Плодитесь, размножайтесь и наполняйте воды морские, а птицы да размножаются на земле!» – День пятый.

Потом Бог рек: «Да произведет земля животных различных родов, скот, пресмыкающихся и зверей!» – это исполнилось. Бог рек, наконец: «Сотворим человека по образу Нашему и подобию, с душою разумною, бессмертною, способной познавать и любить; да владычествует он над рыбами морскими, над птицами небесными, над скотами, над зверями и всеми пресмыкающимися, живущими на земле и над всей землей». – И сотворил Бог человека по образу Своему: образовал из персти земной тело его, вдунул в лицо его дыхание жизни, и таким образом соединил с бренным телом душу бессмертную, разумную. Имя первому человеку было Адам.

И сказал Бог: «Не хорошо быть человеку одному – сотворим ему помощника подобного ему, чтобы он, с его помощью, множился на земле». И так Бог сотворил жену: Он навел на Адама глубокий сон и, во время сна, взял у него ребро, плотью наполнил место его и из этого ребра сотворил жену. Когда Адам пробудился, то Бог привел к нему жену. Адам сказал: «Вот кость от костей моих, и плоть от плоти моей: она будет называться женою – пусть само ее наименование показывает, что она взята от мужа. Посему человек оставит отца своего и мать и прилепится к жене своей; муж и жена будут так тесно соединены между собою, что два будут плоть едина». Бог благословил первую чету и сказал: «Раститесь, размножайтесь и господствуйте над землей; обладайте рыбами морскими и птицами небесными, й всеми животными, живущими на земле». И воззрел Бог на все сотворенное, и увидел, что все прекрасно – соответствует целям Его Премудрости и Благости. – День шестой.

Назидательные размышления

Как нелепы все системы, которые были выдуманы философами, чтобы объяснить, или даже, чтобы заменить повествование о сотворении мира, которое дает нам книга Бытия! Одни, отрекаясь принять с верою то, что кажется нам столь сообразным и с разумом, впали в смешные предположения. Другие, своими ненужными объяснениями, ослабили понятие о всемогуществе Божием и превратили его в какой-то призрак, не позволяя Творцу, даже и в начале творения, действовать независимо от законов, которые Его Божественная Премудрость в последствии поставила в природе для ее сохранения.

Грехопадение прародителей и первые его последствия
 

Господь насадил прекрасный сад на востоке и произрастил в нем роды дерев, прекрасных на вид, с плодами, приятными для вкуса. Среди этого земного рая Он также произрастил древо жизни и древо познания добра и зла. В этом раю радости Господь поселил первого человека с тем, чтобы он его возделывал и хранил; позволил ему пользоваться плодами всех дерев, произраставших там, но запретил вкушать от древа познания добра и зла, сказав ему, что в тот день, в который он вкусит запрещенного плода, он будет поражен смертью.

Адам и жена его были оба наги и не стыдились, потому что были невинны. Но диавол, завидуя их блаженству, решился лишить их, его, увлекши их к непослушанию воле Божией. Для этого принял он на себя вид змия, хитрейшего из животных, и сказал жене: «Для чего Бог запретил вам есть плоды всех райских дерев?» Жена отвечала ему: «Мы едим плоды дерев, растущих в раю; Бог запретил нам есть и даже касаться плодов только одного этого дерева, растущего посредине рая, чтобы нам не умереть». Диавол отвечал жене: «Нет, вы не умрете; но Бог знает, что, как только вы вкусите этого плода, очи ваши откроются, и вы будете как боги, зная добро и зло». Жене показался плод приятным для вкуса и прекрасным на вид – она сорвала, вкусила и подала своему мужу, который также вкусил. Тотчас у них обоих открылись глаза – они увидели, что были наги, и сделали себе препоясания из листьев смоковницы.

Услышавши глас Господа Бога, ходившего в раю, мучимые угрызениями совести, Адам и жена его поспешили скрыться среди райских дерев. Тогда Бог, дабы привести Адама к раскаянию, воззвал к нему: «Адам, где ты?» Адам отвечал: «Я услышал глас Твой, Господи, и убоялся явиться к Тебе, потому что я наг». «Как ты узнал, что ты наг, и что ты должен этого стыдиться? Не ел ли ты плода, который Я запретил тебе есть?» Адам, вместо того, чтобы смиренно сознаться в своем грехе, хотел оправдаться, слагая вину на Самого Бога, и отвечал Ему: «Жена, которую Ты мне дал в помощницу, подала мне плод этого дерева, и я ел его». Господь сказал тогда жене: «Зачем ты это сделала?» – Она, желая также оправдаться, отвечала: «Змий обманул меня, и я ела этот плод». Тогда Господь Бог сказал змию: «За то, что ты это сделал, ты проклят между всеми животными земными; ты будешь ползать на чреве твоем и питаться перстню. Я положу вражду между тобой и между женой, между семенем ее и семенем твоим; Искупитель, который от нее родится, сотрет главу твою, и ты будешь блюсти его пяту». Потом Он сказал жене: «В тяжких болезнях ты будешь родить детей твоих и, в наказание за то, что ты вышла из повиновения Творцу твоему, ты будешь, подвластна мужу: он будет владычествовать над тобой». Наконец, сказал Адаму: «За то, что ты послушался жены своей и вкусил плода, запрещенного Мной, земля будет проклята за дела твои, и, в продолжение всей твоей жизни, ты не иначе будешь получать от нее пищу, как с изнурительным трудом. Она произрастит тебе тернии и волчцы; ты будешь ее возделывать и в поте лица будешь есть хлеб твой, пока возвратишься в землю, из которой взят». Адам нарек своей жене имя Ева, что означает жизнь: потому что она должна была сделаться матерью всех живущих на земле. Господь Бог сотворил Адаму и Еве кожаные одежды и облек их ими; они должны были напоминать прародителям, что, быв сотворены для того, чтобы уподобляться Богу святостью жизни, своим грехом они уподобились бессловесным животным. Господь изгнал первых человеков из рая, так что они не могли уже пользоваться живоносными плодами древа жизни, но, возделывая землю, из которой взяты, в поте лица снедали хлеб свой. Херувим с пламенным оружием приставлен охранять путь к древу жизни.

У Адама и Евы было два сына. Пришедши в возраст, они оба принесли жертвы Богу. Каин, который занимался земледелием, принес Господу плодов земных, а Авель – первородных из своего стада: Господь милостивым оком призрел на Авеля и на дары его, но не воззрел на Каина и на дары его. Каин пришел в негодование и потупил взоры. Господь обличал его: но он, нечувствительный к словам Господа и снедаемый завистью, вызвал брата своего Авеля в поле и там бросился на него, и убил его. Тогда Господь сказал Каину: «Где брат твой Авель?» – Он отвечал: «Не знаю! Разве я страж моего брата?» Господь сказал ему: «Что ты сделал? Кровь брата твоего вопиет ко мне от земли! С сей минуты, проклят будешь ты на земле, которая пила кровь, пролитую твоей братоубийственной рукой; земля не воздаст тебе плодов, когда ты будешь ее возделывать; ты будешь изгнанником и странником на земле».

Назидательные размышления

Первородный грех есть камень преткновения, о который сокрушается гордость нечестия; а между тем нет истины более очевидной в глазах разума, более твердой для веры, как несчастное падение наших прародителей. Все в нас и вокруг нас напоминает нам о нем; но, особенно, оно ощутительно в превратностях нашей жизни, в переходах от счастия к несчастию, от здоровья к болезни, от веселья к страданиям, словом – от жизни к смерти. Мы чувствуем, что душа наша слаба, особенно когда бывает поставлена в необходимости выдерживать страшную борьбу, делая выбор между обязанностью и удовольствием, добродетелью и пороком, любовью и ненавистью. Отсюда те бесчисленные преступления, которые со смерти Авеля ужасают, тяготят и оскверняют человечество.

Мир во зле лежит. Но какое гибельное торжество зла, когда человек считает себя в праве создавать сам себе и религию, и правила нравственности, хочет сам быть верховным судьей своей совести, своих действий! А это-то и проповедуют, этого-то и хотят, к этому-то и ведут философы без Бога, умствователи безумные.

Потоп

Когда Ной построил ковчег и исполнил все, что ему было повелено от Господа, Бог сказал ему: «Войди в ковчег со всем твоим семейством; потому что из всех живущих на земле, тебя одного вижу Я праведным предо Мною. Возьми также по паре всех животных и всех птиц – по одному мужского пола и по одному женского, и по семи из чистых животных, чтобы сохранить племя их на земле: потому что через семь дней Я наведу дождь на землю в продолжение сорока дней и сорока ночей и истреблю на ней все, сотворенное Мною». Ной исполнил повеление Господа: он вошел в ковчег, а с ним и его сыновья – Сим, Хам и Иафет, жена его и жены сыновей его; он взял также, по повелению Божию, по паре всех животных; сам Господь затворил дверь ковчега.

Через семь дней – в семнадцатый день второго месяца, в шестисотый год жизни Ноя, отверзлись все источники бездны вод, разверзлись облака небесные. Дождь продолжался сорок дней и сорок ночей, и прибывшие воды подняли ковчег высоко над землею; вскоре и вершины всех гор покрылись водою, которая поднялась на 15 локтей над высочайшею из них.

Всё, живущее на земле, – от человека и до скота – погибло: остался один Ной и те, которые были с ним в ковчеге. Вода покрывала землю в продолжение ста пятидесяти дней.

Назидательные размышления

Будем иметь страх Божий, будем непорочны пред очами Господа – вот все, что нужно для человека! – Отложим заботу обо всем прочем! Господь бодрствует над нами. Его Провидение печется о наших нуждах, неожиданно подает нам помощь, избавляет нас от опасностей, поддерживает наше стремление к добру, облегчает бремя бедствий, неразлучных с жизнью, услаждает наши горести, утешает нас в унынии, исполняет нас святыми надеждами!... Его Божественная рука да направляет наши стопы; будем повиноваться Его велениям, тогда, с чувством живой благодарности, воскликнем вместе с царственным пророком: «Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит. На месте злачнее, тамо всели мя» (Пс. 22, 1–2).

Напрасно нечестие мира, подобно опустошительному потоку, угрожает праведнику – верному христианину, напрасно соблазны поражают его взоры, его слух и все его чувства; напрасно враг спасения мечет в него самые ядовитые стрелы своей злобы, напрасно расставляет вокруг него самые хитрые козни. «Хранит Господь вся любящия Его, – говорит Св. Царь Давид, – и вся грешники потребит... Плешма своима осенит тя, и под криле Его надеешися; оружием обыдет тя истина Его. Падет от страны твоея тысяща, и тьма одесную тебе; к тебе же не приближится: обаче очима твоима смотриши, и воздаяние грешников узриши. Яко Ты Господи упование мое: Вышняго положил еси прибежище Твое». (Псал. 144:20, 90:4, 7–10).

Для Ноя и нескольких праведников, бывших в его время на земле во время потопа, убежищем был ковчег. Для нас, среди развращения и заблуждений, наводняющих мир, прибежище, которое Господь благословил даровать нам по Своему милосердию, есть Церковь Иисуса Христа, Святая, Кафолическая, Апостольская, Восточная, которой только образом был ковчег. В ковчеге было только одно семейство Ноя: только принадлежащее к благословенному семейству Иисуса Христа по благодатному возрождению составляют Церковь. Вне ковчега все погибло на земле: вне Церкви нет спасения. В ковчеге все было расположено порядком; по велению Божию, для сохранения и поддержания живых существ, которые должны были избежать всеобщего потопа: в Церкви удивительно приуготовлено все, потребное для несомненного дарования мира и вечной славы всякому, желающему спастися: таинства – неисчерпаемый источник благодати, соответственно всем случаям жизни; хлеб слова Божия, которое обращает грешника, укрепляет слабого, подкрепляет праведника; нежная попечительность несравненной Матери, которая не перестает молиться за детей своих с минуты возрождения их крещением во Христе Иисусе, и продолжает спасительное действие спасительных молитв своих за пределы гроба.

Ковчег есть также символ креста. «Человек! – восклицает Бл. Августин. – Небо – твое отечество; к нему единому ты должен стремиться: но между небом и тобою лежит море житейское, исполненное опасностей бурь и подводных камней. Ты не имел средств держаться на этих глубоких водах, непрестанно готовых поглотить тебя: и вот – пришел к тебе Спаситель привести тебя в твое отечество, и Сам сделался путем, по которому ты должен идти: Аз есмь путь. Путем по морю может быть только древо, плавающее по воде и противящееся бурям: это древо есть древо креста. Из сего древа состоит этот священный ковчег, этот священный корабль, спасающий души. Тебе трудно войти в этот ковчег? Ты стыдишься древа креста Сына Божия, древа Его Божественного уничижения, которое одно могло исцелить нас от опасной язвы нашей гордости? Ты стыдишься этого древа, которое посрамляет гордых и спасает их, делая смиренными? Безумец! Неблагодарный! Тебе должно переплыть море, а ты презираешь древо!» (Бл. Авг. На Иоанн. Тр. 2.)

Наконец, ковчег изображает нам Пресвятую Деву, благословенную в женах, Которая и Себе и нам обрела благодать у Бога; Пречистую Матерь Божию, Матерь Милосердия, на Которую все чада Евы возлагают все упование свое, всех скорбящих радость, прибежище Христиан.

Жертвоприношение Ноя

Наконец, Бог вспомнил о Ное и о животных, бывших с ним в ковчеге, повелел ветру подуть на землю, и воды начали убывать. Закрылись источники бездны и облака небесные, перестали дожди: вода начала убывать с земли спустя полтораста дней, и, в семнадцатый день седьмого месяца, ковчег остановился на горах Араратских; вода все убывала, и, в первый день десятого месяца, показались верхи гор. Спустя сорок дней, Ной открыл окно ковчега и выпустил ворона – он вылетел и не возвращался. Через семь дней он выпустил голубя, желая узнать, осушилась ли земля; но голубь не мог найти ни одного сухого места, куда бы сесть, и возвратился к нему: Ной опять взял голубя в ковчег. Еще через семь дней он опять выпустил голубя – голубь возвратился к нему вечером с масличной веткой, покрытой зелеными листьями. Таким образом, Ной узнал, что земля осушилась; но, еще через семь дней, он опять выпустил голубя, который уже не возвратился к нему.

И так, в шестьсот первом году жизни Ноя, в первый день первого месяца, поверхность земли была уже совершенно свободна от вод, ее потоплявших, и Ной, открыв крышу ковчега, посмотрел и увидел, что земля совершенно суха; в двадцать же седьмой день второго месяца она могла уже быть обитаема. Тогда Бог сказал Ною: «Выдь из ковчега с женою твоей, с сыновьями твоими и с женами сыновей твоих; выпусти также всех животных, бывших с тобой: раститесь, и множьтесь, и наполняйте землю!».

Потом Ной воздвиг жертвенник Господу и, взяв от всех чистых животных, принес их на нем во всесожжение; Бог, зная сердечное расположение Ноя, принял жертву его в воню благоухания, и сказал: «Не буду более проклинать землю за грехи человеческие; ибо сердце человека от юности устремлено к злу. Не буду поражать всего живущего, как Я то сделал: сеяние и жатва, холод и зной, лето и зима не прервутся, пока будет существовать земля». Потом Бог благословил Ноя и детей его, говоря: «Раститесь и множьтесь, и наполняйте землю!» Он подтвердил также за человеком владычество над землей: «Да трепещут перед вами все звери земные, рыбы морские, птицы небесные, и все, что движется на земле: Я даю вам все это в пищу, также как и все, что произращает земля». Бог постановил завет с Ноем и потомством его, обещая ему, что более не будет потопа; видимым знамением сего завета поставлена радуга: «Дугу Мою, – рек Господь, – полагаю во облаце, и будешь знамение завета вечного между Мной и между землей» (Быт. 9, 13).

Назидательные размышления

Святой Киприан в вороне, о котором говорит Моисей, видит поразительное изображение грешника, прельщенного пристрастием к миру. Его страсти – это кумиры, которым он всего себя приносит в жертву; его душа, сделавшаяся совершенно плотской, любит только тление и утешается тем, что ее оскверняет и убивает. Ценой своего вечного спасения, купив кратковременное и гибельное удовлетворение своих нечистых похотей, он успокаивает свою совесть одним исполнением некоторых внешних обрядов религии, сколько того требуют общественные приличия и его собственные выгоды. Голубь, по изъяснению Святых Отцов, изображает души святые, чистые, которые среди внешних занятий, требуемых порядком общежития, не находят во всем мире места, где бы сердце их обрело истинный покой. Страшась заразы века сего, они горят желанием возвратиться в ковчег, к истинному Ною – Иисусу Христу, Божественному Утешителю в скорбях, неразлучных с бедствиями сей жизни, которые, как потоп, отовсюду обуревают Христианина. Масличная ветвь, принесенная голубем, знаменует неизглаголанный мир, которым Святой Дух исполняет верную душу, бегущую духа мира сего.

Сама ли по себе была благоприятна Богу жертва Ноя? – Нет: она была благоугодна Ему потому, что очи Его, проникающие в сокровенные изгибы сердца, видели в ней искреннюю дань покорности и благодарности сего достойного Патриарха.

Мы, живущие в Новом Завете и более блаженные, нежели Ной, должны приносить Богу жертву совершеннейшую, по наставлению Апостольскому: «представите телеса ваша жертву живу, святу, благоугодну Богови, словесное служение ваше; ...зиждитеся в храм духовен, святительство свято, возносити жертвы духовны, благоприятны Богови, Иисус Христом» (Рим.12:1; 1Петр.2:5.) Для удовлетворения наших духовных нужд есть священнодействие, превосходнейшее жертв Ветхозаветных, ежедневно повторяемое в Божественной Литургии, – жертва крестная. Позаботимся о том, чтобы достойно принимать сей несравненный дар милосердия Божия!

Переселение Авраама

В то время, когда Авраам жил еще в земле Ур, в Халдее, Господь воззвал к нему: «Оставь отечество твое, родных твоих и дом отца твоего и иди в землю, которую я тебе укажу. Я произведу от тебя народ великий, благословлю тебя и прославлю имя твое; благословлю и тех, которые будут благословлять тебя, прокляну тех, которые будут проклинать тебя, и все народы земные благословятся о том, Который родится от тебя». Авраам пошел, как повелел ему Господь; ему было тогда 75 лет от роду. Он взял с собой жену свою Сарру и племянника своего Лота, все, что им принадлежало, и домочадцев, которые у них родились в Харране.

Прибыв в землю Ханаанскую, Авраам прошел ее до места, называемого Сихем, и до дубравы Мамврийской. Здесь Господь явился ему и сказал: «Я дам землю сию потомству твоему».. Авраам соорудил жертвенник на том месте, где явился ему Господь.

Назидательные размышления

Размышляя о святости Авраама, которая блистает во всех обстоятельствах его жизни, можно ли с великим Апостолом, воздавшим хвалу величайшему из Патриархов, не подивиться, сколько он имел духа христианского еще до пришествия Христова, и сколько в жизни его высоты евангельского совершенства было прежде, нежели было проповедано Евангелие? Справедливо святые любили взирать, как на образец, на эту покорность веры Авраама, который, по одному гласу Господа, оставляет все, что есть самого драгоценного для человека, что составляет отраду в жизни, – родину, родных друзей, дом – для того, чтобы, подобно изгнаннику, идти в страну чуждую, даже не зная, куда угодно было Господу привести его. Все помыслы, внушаемые немощью человеческой, умолкали перед мужеством этой великой души, верность которой непрестанно получала новые знамения благословения от Духа Святого. Он не мог не слышать гласа природы – и святой не совершенно свободен от этих тяжелых оков, которыми связано человечество в сем дольнем мире; но человек всегда получает довольно силы свыше, чтобы выдержать тяжесть искушения, чтобы заглушить несправедливый вопль непокорного естества, чтобы дать в себе восторжествовать благодати Божией. И что значат блага мира сего для человека, у которого только вечность в мыслях, только Бог в сердце!

Бог с самого начала поступает с Авраамом, как с человеком совершенным, который должен будет послужить примером для всех тех, кого Бог призовет к совершенству. Повеление Его оставить родных, отечество и Ему следовать – это совет Иисуса Христа тем, которые хотят быть совершенными. Будучи обязаны Богу всеми благами, как духовными, так и вещественными, мы должны воздать Ему всецелую любовь и послушание; оставить все для Бога, предпочесть Его всему, что есть самого любезного – вот совершеннейшее исполнение наших обязанностей в отношении к Нему! Бог не называет Аврааму земли, в которую он должен идти, Он только обещает ему показать ее: Авраам же со своей стороны не смущается этой неизвестностью, потому что он действует по вере, которая проста и не терпит пытливости. – Когда ты услышишь глас Божий, повелевающий тебе оставить мир и всё, что ты имеешь в нем любезного, – повинуйся Ему, как повиновался Авраам, а потом молись усердно о том, чтобы Господь указал тебе святое убежище, которое Он тебе назначает и которое должно быть для тебя землею обетованной.

Великое благословение Божие, возвещенное Аврааму относительно его потомства, – это то благословение, которое осеняет землю со времени воплощения Бога Слова. Святой Апостол Петр, во второй своей проповеди к иудеям, говорил: «Вы есте сынове пророк и завета, егоже завеща Бог к отцам вашим, глаголя к Аврааму: и о семени твоем благословятся вся отечествия земная. Вам перве Бог, воздвигий отрока своего Иисуса, посла его благословяща вас, во еже отвратитися вам комуждо от злоб ваших» (Деян.3:25, 26). Тайна совершилась: нам осталось теперь только отречься мирских похотей и возревновать о добрых делах, которых требует от нас святость нашего призвания к вере.

Авраам и три странника

Спустя немного после того, как Авраам получил первое обетование о том, что Сарра родит ему сына Исаака, и после того, как он совершил обрезание над собой и над всем мужским полом в доме своем, Господь опять явился ему у дубравы Мамврийской, когда он, во время полуденного зноя, сидел у двери своего шатра. Авраам увидел недалеко от него стоявших трех мужей, тотчас побежал им навстречу и, поклонившись до земли, сказал тому, который стоял к нему ближе: «Господин! Если я обрел благоволение пред очами твоими, не пройди мимо дома раба твоего: я принесу воды и омою ноги ваши; потом вы отдохнете здесь под деревом, а я между тем принесу вам хлеба для подкрепления сил ваших, и после пойдете в путь». Они остались и расположились под деревом.

Авраам поспешно вошел в шатер свой и приказал Сарре испечь хлебы, а сам побежал к стаду, выбрал самого лучшего теленка и приказал рабу приготовить его в пищу. Предложив пищу странникам, он сам служил им, стоя перед ними. После обеда они спросили его: «Где Сарра, жена твоя?» Он отвечал им: «В шатре» (Скромность Сарры не позволяла ей явиться перед мужчинами). Тогда Господь, устами одного из странников, сказал Аврааму: «Я опять приду к тебе через год в этот же час, и тогда у Сарры, жены твоей, будет сын». Услышавши это, Сарра, стоявшая за дверью шатра, рассмеялась, говоря себе самой: «Мне ли и мужу моему родить детей в такой старости?» Но Господь, от Которого не укрылась мысль Сарры, сказал Аврааму: «Для чего это рассмеялась Сарра? Разве есть что-нибудь трудное для Бога?» И снова подтвердил, что через год, в это же время, у ней будет сын. Потом странники встали и направили путь свой к Содому, а Авраам пошел провожать их.

И сказал Господь: «Скрою ли Я то, что хочу сделать, от Авраама, который должен быть родоначальником племени великого и могущественного, и в котором благословятся все народы земные? Вопль беззаконий Содома и Гоморры усилился, и грехи их тяжки». Между тем два Ангела пошли в Содом, а Авраам остался с третьим – это был сам Господь. Авраам сказал Ему: «Ужели Ты погубишь и праведника с нечестивым? Если есть в этом городе пятьдесят праведников, ужели и они погибнут вместе с другими? Ужели Ты не пощадишь города, если в нем найдутся пятьдесят Праведников? Нет! Ты этого не сотворишь; Ты не погубишь праведника вместе с нечестивым, Ты не сравняешь добрых со злыми! Судья всей земли поступит ли неправосудно?» – Господь отвечал ему: «Если Я найду во всем Содоме пятьдесят праведников, то ради них пощажу весь город». Авраам сказал: «Дерзну еще вопросить Господа моего, хотя я не более, как прах и пепел, если найдешь не более сорока пяти праведников, погубишь ли город?» – Господь отвечал каждый раз, что помилует. – «Господи, – сказал наконец Авраам, – не гневайся, если я еще раз попрошу Тебя: что будет, если Ты найдешь только десять праведников в этом городе?» – «И тогда не погублю» – Авраам не дерзнул вопрошать более: Господь удалился, а Авраам возвратился в жилище свое.

Назидательные размышления

Св. Отцы Церкви, и особенно Бл. Августин (De Trin. lib. 20), усматривают в сих трех Ангелах, явившихся Аврааму, превосходный образ таинства Пресвятой Троицы: Святой Патриарх видел трех, а поклонился Единому.

Великая добродетель – страннолюбив! «Страннолюбия не забывайте, – говорит Апостол, – тем бо не ведяще нецыи странноприяша Ангелы» (Евр.13:2). Страннолюбец Патриарх удостоился принять Самого Господа.

Ходатайство Авраама за жителей Содома и Гоморры может для нас служить уроком благоразумия и милосердия. Нет ничего в мире обыкновеннее опрометчивости, с которой произносят невыгодные и нескромные суждения о других – только по одной наружности, по слухам, по неверным рассказам. Как часто, по подозрению, совершенно неосновательному, обвиняют лицо невинное, сомневаются в добродетели! Да научит нас пример Авраама быть снисходительными к человеческой немощи, быть милосердными к согрешающим!

Сарра и Агарь

Господь, по обещанию Своему, посетил Сарру и исполнил над ней то, что было ей сказано: в старости она зачала и родила сына в то самое время, которое назначил ей Бог. Авраам назвал сына своего Исааком и, в восьмой день, обрезал его, как повелено было ему от Бога. Тогда Аврааму было уже сто лет. Сарра сама кормила сына молоком своим и, делая намек на имя Исаака, которое означает смех, говорила: «Вот Господь послал мне предмет смеха и радости; всякий, кто об этом узнает, порадуется со мной. И кто мог бы поверить, что когда-нибудь сказали Аврааму, что Сарра в старости родит ему сына и будет кормить его?» Дитя выросло и отнято от груди: по этому случаю Авраам сделал великий пир.

У Авраама был еще сын от Агари египтянки. Сарра, увидевши один раз, что он, играя с Исааком, обижал его, сказала Аврааму: «Изгони из дома своего эту рабу и сына ее: он не должен быть наследником после тебя вместе с моим сыном Исааком».

Назидательные размышления

Новорожденное дитя есть предмет радости в христианском семействе: с живой верой Патриархов на него взирают как на дар Божий, как на благословение небесное, вспоминая слова Псалмопевца: «Плоды трудов твоих спаси, блажен еси, и добро тебе будет: жена твоя, яко лоза плодовита в странах дому твоего, сынове твои, яко новосаждения масличная окрест трапезы твоей: се тако благословится человек бояся Господа» (Пс.127:2–5). Для человека без религии, для эгоиста, жертвующего всем честолюбию, роскоши или распутству, дети составляют только бремя, с которым он не знает, что делать: вот источник стольких беспорядков в обществе и соблазнов в семействах. Впрочем, не всегда Бог добродетельным людям дает многочисленное потомство: у Авраама был один только сын от Сарры, да и этого сына обетования он ждал долгое время. Отцы самые благочестивые не всегда имеют детей, которые идут по следам их стезею мудрости: Илий и Давид имели несчастье видеть в детях своих недостойных приемников себе. Наконец, Новый Завет открыл путь совершеннейший – путь девства, идя по которому, человек, бесплодный по плоти, может быть дивно плодоносен по духу. Душа, углубившаяся в саму себя, верная Богу, подвизаящаяся угождать ему, – вот супруга, которая составит счастье нашей жизни; ее плодом будет бесчисленное множество добрых дел; весь наш внутренний мир она наполнит святыми мыслями, которые будут как бы нашими детьми, она не даст им рассеиваться вне и заразиться язвой мира; ее мысли будут иметь своими спутниками мир и помазание, ибо они родятся от любви к Богу. Будем подавать друг другу добрый пример: да назидаем наших братий нашим смирением, искренним исполнением обязанностей, предписываемых Религией пламенным словом любви; будем пламенно молиться о распространении и утверждении веры в душах, об искоренении ересей, об обращении грешников: таким образом, мы породим Иисусу Христу бесчисленное потомство – потомство, которого мы, может быть, не будем знать на земле, так как не будет знать нас и оно, но которое мы найдем, и которое будет венцом нашей славы на небеси.

Обрезание есть обряд, который Бог повелел Аврааму совершить, как печать завета Своего с сим Патриархом, как знамение, которым избранный народ должен был отличаться от всех народов. В Новом Завете есть «обрезание нерукотворенное в совлечении тела греховного плоти» (Колос. 2:11) – Святое Таинство крещения, которое очищает нашу душу от первородного греха и делает нас чадами Божиими – наследниками Богу, снаследниками Христу: «понеже с ним страждем, да и с Ним прославимся» (Рим.8:17). Вот высокое титло, вот высокое назначение христианина! Христианин! С благоговением и благодарностью к Богу, с готовностью служить Ему усерднее прежнего воспоминай о священном дне твоего крещения и о великих обетах, при таинственной купели данных тобою Богу; с глубоким уважением размышляй о данном тебе имени – это имя Святого: с мыслью о нем да возбуждается в душе твоей желание подражать его добродетелям. Святой, имя которого ты носишь, есть твой покровитель, твой предстатель перед Богом: призывай его с верой, и он подаст тебе благодатную помощь для достойного исполнения твоих обязанностей.

Священное писание говорит, что Сарра сочла себе за честь, за удовольствие, за обязанность кормить сына своего собственным молоком. Святой Амвросий Медиоланский строго осуждает матерей, которые, без важных причин, отказывают своим детям и себе самим в утешении столь естественном и столь Христианском. Это полу-матери, или даже вовсе не матери детей своих: вверяя их чужой женщине, они даже не всегда достаточно заботятся выбрать кормилицу добрую и честную; а опыт свидетельствует, что кормилицы, имеющие дурные привычки, передают детям с молоком семена пороков, которые в последствии отравляют им всю их жизнь. Счастливо дитя, вскормленное матерью христианкой! «Я желаю, – говорит один умный писатель (De Laurentie Letres sur 1 education), – я желаю, чтобы дитя долгое время покоилось на коленях матери, – не для того, чтобы принимать ласки, которые его изнеживают, но чтобы пользоваться советами и попечениями, которые его укрепляют». Счастливое дитя! Его мать будет нежно направлять первые шаги его жизни и будет утешать его в первых скорбях; она вложит в ум его первые мысли, и пробудит первые движения в его сердце; она первая будет говорить ему о Боге; она откроет его очи для созерцания этой обширной вселенной... она истолкует ему некоторые чудеса творения. Посмотрите на это дитя, которое молится на коленях с глубоким вниманием! Откуда эта сила? Молитва есть возношение души к Богу: и это дитя, которого заботы ограничены только одними игрушками, способно возноситься к небу? Да! И такое чудо сделано матерью, или лучше сказать, эта мысль о Боге врожденна человеку, и довольно одного нежного голоса для ее пробуждения. Дитя еще ничего не знает, а уже Бог – Существо Непостижимое, ему присущ. О, Философы! Размышляли ли вы когда-нибудь об этом чуде?

Изгнание Агари и Измаила

Авраам принял с прискорбием требование Сарры – изгнать Агарь: ему тяжело было расстаться с сыном своим Измаилом. Но Бог сказал ему: «Не огорчайся словами Сарры, жены твоей, и исполни то, что она тебе сказала о сыне рабыни, потому что потомство твое произойдет от Исаака: на нем должны исполниться мои обетования. Но Я и сына этой рабыни сделаю родоначальником народа великого, потому что и Он сын твой». Авраам, повинуясь повелению Божию, встал рано утром, взял хлеба и мех воды, положил на плечи Агари и приказал ей уйти с сыном из дому своего.

Назидательные размышления

Все удивительно в этой истории изгнания Агари и Измаила. Строгость Сарры к Агари и сыну ее; данное от Бога Аврааму повеление исполнить ее желание; способ, которым Авраам его исполняет, изгнание навсегда из дома матери со слабым младенцем: все кажется противным приличиям, человеколюбию, справедливости и, наконец, всему, что мы знаем о высоком характере и великодушии Авраама; между тем, самая необычайность этих обстоятельств убеждает нас в том, что они скрывают в себе тайну. – Св. Апостол Павел изъясняет нам эту тайну, представляя ее символом различных характеров Ветхого и Нового Завета, Синагоги и Церкви. «Писано бо есть, – говорит Апостол в послании к Галатам,– яко Авраам два сына име: единого от рабы, по плоти родился, а иже от свободной, по обетованию. Яже суть иносказаема: сия бо еста два Завета» (Галат. 4, 22–24.): Измаил прообразует рабов, чад Ветхого Завета, евреев, которые, будучи по плоти детьми Авраама, не одушевлены, как он сам, духом веры и любви: их сердце – это сердце рабов, занятое только земными благами и повинующееся Богу только из страха наказания. Таков характер синагоги, которую Апостол Павел называет нынешним Иерусалимом; Иерусалим вышний, небесный – Православная Церковь, прообразуемая Саррой, есть благословенная мать христиан, чад обетования, прообразуемых Исааком. Действительно – в лоне Церкви мы получаем чудесное духовное рождение силой Таинств и Слова Божия. «Темже братья, – прибавляет Апостол, – несмы рабыни чада, но свободные» (Галат. 4:31), потому что мы служим Богу по любви, духом и истиной. Вот свобода, еюже Христос нас свободи! «Но яже тогда по плоти родивыйся гоняше духовного, такожде и нынь» (Галат. 4:29).

Иудеи ненавидели и преследовали истинного Исаака, Иисуса Христа и Его Учеников, – и до конца мира, «вcи хотящие благочестно жить о Христе Иисусе, гонимы будут» (2Тим.3:12) людьми плотскими. Посвящать себя добродетели и хотеть, чтобы не встретить противоречия вне себя со стороны мира и внутри себя со стороны нечистых похотей, – это сущая мечта! У нас беспрестанно перед глазами примеры того, как послушание христианина, простого праведника, и, наконец, все, что есть самого высокого в религии, – как все это служит предметом насмешек и оскорблений для нечестивых и развратных. «Но что глаголет писание? Изжени рабу и сына ее: не имать бо наследовати сын рабынин с сыном свободной» (Галат. 4, 30): будучи рождены от свободной матери, можем ли согласиться на то, чтобы смешаться с толпою рабов? Между тем, что делаем мы тогда, когда, наскучив исполнением обязанностей, налагаемых на нас нашей святой религией, завидуем миру в его глупых утехах и опасных удовольствиях? Будем пользоваться свободой, которую стяжал нам Иисус Христос силою Своей благодати и Своего примера: мы должны, мы можем это сделать. Свергнем иго наших грехов и страстей; вот свобода чад Божиих – единая, которой они могут дорожить и которой могут искать на земле.

Как Авраам изгоняет рабу и сына ее, дав им только немного хлеба и воды, так и народ еврейский, не имеющий части в свободе чад Божиих, изгнан из дома Господня с неумолимой строгостью и осужден умирать от голода и жажды, за то, что он не принял Того, Кто есть «хлеб животный» и «источник воды, текущий в живот вечный» (Ин.6:35, 4:14.).

Агарь и Измаил в пустыне

Агарь, вышедши из дома Авраамова, заблудилась в пустыне. Наконец, у нее не стало воды в мехе: она и сын ее пришли в изнеможение от жажды и зноя, и смерть угрожала им. В отчаянии, Агарь положила сына под деревом, отошла от него на один выстрел из лука, говоря: «Я не хочу видеть смерти моего сына», – и начала громко стенать; отрок тоже плакал и кричал. Господь услышал вопль его, и Ангел воззвал с небес к Агари: «Что ты, Агарь? Не бойся – Бог услышал вопль отрока. Встань и возьми его; береги его – Я сделаю его родоначальником народа великого». В то же мгновенье Бог открыл очи ее, и она увидела перед собой источник воды, пошла, наполнила мех свой и напоила сына.

Бог пребывал с отроком: он вырос, стал жить в пустыне и был искусен в стрелянии из лука. Мать его взяла ему в жены египтянку.

Назидательные размышления

Агарь и сын ее, блуждающие в пустыне без проводника, без дороги, без цели и понапрасну утомляющиеся, представляют нынешний народ еврейский, который, отвергши Евангелие, лишился света, мудрости, упования и плода всех своих трудов. Нет ничего несчастнее иудея, нет ничего пустыннее Иудеи: храм, Священство, Иерусалим, царское достоинство, даже самое отечество, всё отнято у иудеев. Агарь и Исмаил блуждают долгое время около источника и не видят его: евреи могли бы увидеть во всех Священных Писаниях Иисуса Христа, свет Креста Его сияет всюду, они находятся среди Его царства, – но мрак, которым они окружены в своем жалком ослеплении, скрывает Его от них.

Агарь и сын ее сидят подле обильного источника и умирают от жажды; нужно было, чтобы Бог послал Ангела чудным образом открыть глаза Агари и показать ей источник, между тем как легко было его увидеть, и он был ей необходим: увидев его, она спешит утолить жажду своего сына и радуется, как будто бы с этой живительнои водой она нашла все. В этом можно видеть живое изображение грешника, которого греховные привычки удаляют от Бога и заставляют блуждать в пустыне страстей, где он скоро бывает доведен до ужаснейшей крайности. Если в то время, когда небо скрывается от очей его, омраченных грехом, он, чувствуя тяжкое положение, в которое приведен своими грехами, начинает стенать и взывать к Богу, как Агарь, о плачевной участи души своей: то Бог внезапно благословляет его слезы и в священных водах покаяния указует врачевство от уныния и скорби, его пожирающих.

Заметим, между прочим, что Авраам отпустил Агарь одну с сыном, не дав ей ни раба для несения небольшого дорожного запаса, который она взяла с собой, ни проводника для указания пути в пустыне, между тем как он имел такое множество рабов. Это подает нам случай заметить весьма похвальную черту в нравах древних патриархов: не смотря на то, что они имели множество рабов, знаменитейшие из них не пренебрегали занятиями, которые мы теперь считаем уделом работников и слуг; учились делать все, чтобы быть в состоянии, в случае нужды, воспользоваться своим знанием и умением. Таким образом, тогда нужда никого не застигла врасплох. – Как жалки молодые люди нашего времени, которые, вследствие ложных понятий о воспитании, часто пренебрегают средствами к образованию себя, коими в изобилии наделил их Промысл Божий, и являются в свет только с одним запасом тщеславия и невежества!

Жертвоприношение Авраама

Бог искушал Авраама и сказал ему: «Возьми своего единственного и возлюбленного сына Исаака, иди с ним в землю Мориа и принеси его Мне в жертву на горе, которую Я тебе укажу». Авраам встал рано утром, оседлал осла, взял с собой двух рабов и Исаака, сына своего, наколол дров для жертвоприношения и пошел туда, куда Господь повелел ему идти. Они шли два дня; на третий Авраам увидел издали место, указанное ему Господом, и сказал рабам своим: «Останьтесь здесь с ослом и подождите меня; а я и сын мой пойдем туда, поклонимся Господу и возвратимся к вам».

Авраам положил дрова на плечи сыну своему Исааку, а сам взял огонь и нож, и пошли оба вместе. На пути Исаак сказал отцу своему: «Батюшка! Вот у нас огонь и дрова: где же агнец для всесожжения»? – Авраам отвечал: «Господь Сам приготовил агнца во всесожжение Себе». Пришедши на место, указанное Господом, Авраам соорудил жертвенник, разложил дрова, потом связал Исаака и положил его на дрова: Исаак этому не противился. Но лишь только Авраам простер руку и взял нож, чтобы заклать сына своего, в ту минуту Ангел Господень воззвал к нему с небес и сказал: «Авраам! Авраам! Не поднимай руки твоей на сына твоего. Теперь Я знаю, что ты боишься Бога, потому что ты послушался Меня и не пожалел своего единственного сына». Авраам возвел очи и увидел овна, который запутался рогами в кустарнике; взяв его и, как жертву, посланную Самим Богом, принес во всесожжение вместо сына своего. Ангел Господень воззвал к Аврааму в другой раз и сказал ему: «Клянусь Мною Самим, – говорит Господь, – так как ты это сделал и не пожалел единственного сына своего, то Я благословлю тебя и умножу семя твое, как звезды небесные и как песок морской; твое потомство будет некогда обладать городами врагов своих, и благословятся в семени твоем все народы земные за то, что ты послушался гласа Моего».

После этого Авраам возвратился к дожидавшимся его слугам.

Назидательные размышления

В Священном Писании слово искушать берется в двух различных значениях: возбуждать ко злу и испытывать верность.

Невозможно, чтобы Бог искушал, внушая зло, – «несть Бог искуситель злым», – говорит Апостол Иаков (Иак.1:13): но Он часто подвергает испытанию добродетель Своих рабов – или для их исправления, или для того, чтобы дать им случай заслужить бо'льшую награду, или для того, чтобы приготовить их к принятию более обильных даров благодати, если они умеют этому соответствовать и быть достойными этого. Увы! Очень часто человек не знает себя самого, не старается отличить в себе крепость от слабости: искушение дает ему случай услышать голос, его научающий. При виде опасности, благоразумие побуждает его к бдительности и молитве, бдительность держит его в готовности отвратить удар, а молитва дает ему мужество и силы.

С первого взгляда кажется, что чрезвычайное повеление, данное от Бога Аврааму, недостойно Бога. Но Высочайший Владыка жизни и смерти может продолжить или сократить дни наши, как ему угодно. Если бы по воле Его жизнь Исаака пресеклась от болезни или от какого-нибудь несчастного случая, был ли бы Авраам в праве роптать?

Бог не допустил, чтобы Авраам принес сына своего в жертву, – для Него довольно было одной готовности к послушанию, которую доказал сей Святой Патриарх: Ему угодно было только испытать его. Но скажут, Бог, Который ведает глубину сердца, Который предвидит наши будущие чувствования с такой же ясностью, как видит наши настоящие сердечные расположения, не имел для Себя нужды испытывать Авраама. – Это, правда; но Авраам имел нужду быть испытанным, и род человеческий имел нужду в этом примере, чтобы познать, что Бог в праве требовать от нас, когда Ему угодно, жертв, которые мы должны приносить охотно и с непоколебимым благодушием: потому что Он, как Всесильный, нас вознаградит за них.

Повеление Божие тем труднее было исполнить Аврааму, что оно наносило удар самым важнейшим его привязанностям, самым справедливым надеждам: потому-то Священное Писание и превозносит похвалами веру и мужество Авраама. «Он помыслил, – пишет Ап. Павел к евреям, – яко и из мертвых воскресить силен есть Бог» (Евр.11, 19), и скорее сделает чудо, нежели не исполнит Своего Обещания. Авраам в этом случае явился более Ангелом, нежели человеком, и благодать в нем совершенно восторжествовала над естеством. Он жил верой и умел, когда нужно, налагать молчание на разум, чтоб слушать только одной веры. «Праведник, – говорит Бл. Августин, – приемлет глас Божий, как гром с небеси, и, когда ему глаголет Господь, он не умствует, а повинуется»(De ci- vit. Dei lib.XVI cap. XXXII).

Есть разительное отношение между жертвой Исаака и жертвой Иисуса Христа. И тот и Другой принесены Богу в жертву на горе, и даже, по мнению некоторых из Св. Отцов, Исаак был приносим в жертву на Голгофе – там же, где через две тысячи лет был распят Иисус Христос. Исаак сам несет дрова, на которых он должен быть принесен в жертву; Иисус Христос Сам несет крест, на котором он испустил последнее дыхание. Авраам сам должен заклать единственного своего сына Исаака: Отец небесный «не пощадил Сына Своего Единородного, но за всех нас предал есть Его» (Рим.8, 32). Исаак не противится своему закланию, но готов умереть добровольно и охотно: Христос пострадал и умер, потому что восхотел страдать и умереть. Исаак был еще, по изъяснению св. Иоанна Златоуста, превосходным изображением жертвы наших алтарей – жертвы бескровной, но служащей живым воспоминанием жертвоприношения, совершенного на Голгофе.

Елиезер и Ревекка

Авраам, достигший глубокой старости и наделенный всеми благами от Господа, вознамерился сочетать браком сына своего Исаака. Он призвал старейшего из слуг своих Елиезера, который управлял всем его домом, и сказал ему: «Клянись мне Господом Богом неба и земли, что ты верно исполнишь поручение, которое я на тебя возложу, и сыну моему не возьмешь жены из дочерей Хананеев, среди которых я живу, но пойдешь на мою родину – туда, где живут мои родственники, и там возьмешь жену Исааку. Господь Бог неба и земли, Который вывел меня из дома отца моего и с клятвой обещал дать эту страну потомству моему. Господь Сам пошлет Ангела Своего перед тобой и поможет тебе там взять жену сыну моему Исааку». Елиезер поклялся господину своему исполнить его приказание: взял десять верблюдов, навьючил их самыми дорогими вещами для подарков и направил путь свой в Месопотамию, в город Харран, где жил Нахор.

Вечером, прибыв к кладезю, находившемуся за городом, куда обыкновенно девицы приходили за водой, Елиезер остановился и воззвал к Господу: «Господи, Боже Авраама господина моего! Ниспошли ныне мне помощь Твою и милость Аврааму, господину моему! – Сотвори, чтобы девица, которой я скажу: «Наклони твой водонос и дай мне напиться», и которая будет отвечать мне: «Пей, – я напою и верблюдов твоих», – сотвори, чтобы эта девица была та самая, которую ты предначертал в жену Исааку, рабу Твоему». Еще он не успел окончить сии слова в уме своем – и вот идет Ревекка, дочь Вафуила, сына Нахора, брата Авраамова, с водоносом на плечах, – девица редкой красоты: она уже успела наполнить водонос свой и возвращалась домой. Елиезер подошел к ней и сказал: «Дай мне немного испить из водоноса твоего!» Она отвечала: «Пей, Государь мой»! – и с сими словами поспешила спустить водонос с плеч своих и подала пить Елиезеру; потом вылила бывшую у ней воду в корыто верблюдам, побежала к кладезю и принесла им еще воды. Между тем Елиезер молча смотрел на нее, желая знать, благословил ли Господь его путешествие, или нет. Когда напились все верблюды, он подарил ей золотые серьги и два запястья и сказал ей: «Чья ты дочь? Нет ли в доме отца твоего места нам для ночлега»? Она отвечала: «Я дочь Вафуила, сына Мельхи и Нахора; у нас много соломы и сена и просторное место для ночлега». Елиезер поклонился и воздал благодарение Господу. Между тем Ревекка поспешила домой и рассказала матери своей о том, что случилось: ее родители увидели в этом тайные пути Промысла. Елиезер был с уважением принят в семействе Нахора, вместе со всеми, бывшими с ним, и исполнил возложенное на него поручение: он испросил Ревекку в жену Исааку и поспешил отправиться с ней к господину своему.

Назидательные размышления

Священное Писание не без причины представляет нам, как Авраам озабочен выбором супруги сыну своему Исааку. Вот пример родителям-христианам, которые не могут не заботиться о том, что решает участь детей их! Это для них дело величайшей важности: они не могут быть покойны до тех пор, пока не увидят его благополучно приведенным к концу. И тот, кто желает купить дом, не верит на слово продавцу, но сам тщательно его осматривает: а брак дело великое. – Вступающий в супружество! Ты на всю жизнь соединяешься с женщиной – размысли внимательно о том, что Ап. Павел (Ефес.5) написал о высоком значении брака и обязанностях супругов; советуйся с людьми опытными и благомыслящими, которых мнение достойно твоего уважения.

Богатство, красота и таланты только тогда могут быть украшением девице, когда воспитание ее совершается в духе христианского благочестия. Только воспитание, основанное на православной вере и благочестии, может приготовить женщин истинно добродетельных, женщин, способных ко всему, чего требует благоустройство домашнее, женщин трудолюбивых, утешение мужьям, истинных матерей семейства, украшение домашнего очага. Молодой человек! Если ты, вступая в неразрывный союз брака, хочешь найти счастье, не увлекайся обольстительной внешностью: в женщине христианские начала, простота, трудолюбие – вот первые условия, которые могут ручаться тебе за будущее счастье.

Исаак благословляет Иакова

Пришедши в старость, Исаак почти совершенно лишился зрения. Он призвал к себе старшего сына Исава и сказал ему: «Сын мой! Ты видишь, что я уже стар, и я не знаю, когда придет моя кончина; возьми лук и колчан твой, поди на охоту и из ловли твоей приготовь мне любимое мое кушанье: я хочу благословить тебя прежде смерти моей». Ревекка слышала эти слова и, когда Исав отправился в поле, призвала младшего своего сына Иакова и сказала ему: «Я слышала, что отец твой сказал брату твоему Исаву: принеси мне что-нибудь от лова твоего и приготовь мне любимое мое кушанье – я хочу благословить тебя прежде смерти моей. Итак, сын мой, последуй моему совету: поди, принеси мне из стада двух лучших козлят: я приготовлю из них любимое кушанье твоего отца, ты подашь его ему, и он благословит тебя». Иаков отвечал ей: «Ты знаешь, что тело брата моего Исава покрыто волосами, а мое – нет: я боюсь, чтобы отец мой, ощупав руки мои, не подумал, что я хочу его обмануть, и не проклял бы меня». Тогда мать сказала ему: «Сын мой! Я беру на себя это проклятье, которого ты боишься; последуй моему совету – поди, сделай то, что я тебе сказала». Он пошел, принес двух козлят и отдал матери. Ревекка приготовила из них кушанье, потом одела Иакова в самое лучшее платье Исава, обернула ему шею и руки кожей этих козлят и дала ему нести к Исааку приготовленное кушанье.

Принесши к Исааку кушанье, Иаков сказал ему: «Батюшка!» – «Кто ты, сын мой?» – спросил его Исаак. Иаков, думая, что он не солжет, если назовется Исавом, потому что Бог отдал ему право его первенства, и потому что сам Исав продал ему оное за блюдо чечевичной похлебки, отвечал ему: «Я Исав, первенец твой; я сделал то, что ты повелел мне». Исаак опять спросил его: «Ты ли это, сын мой Исав?» – «Я» – отвечал Иаков. Потом, ощупав его и сказав: «Голос Иакова, а руки Исава», Исаак приказал Иакову подать себе приготовленное кушанье; кончив трапезу, подозвал Иакова, облобызал его и, услышав благовоние от его одежды, сказал, благословляя его: «Благовоние сына моего подобно благовонию нивы, которую благословил Господь. Да даст тебе Господь обилие пшеницы и вина, росы небесной и тука земного. Да покорятся тебе народы и поклонятся племена; будь господином братьев твоих, и да поклонятся пред тобой дети матери твоей; да будут прокляты проклинающие тебя, и да будет благословение на тех, которые будут благословлять тебя».

Назидательные размышления

Чтобы оправдать поступок Ревекки и Иакова, должно вспомнить, что Исав сам уступил свое первородство Иакову, и что Бог предрек Ревекке, что из двух близнецов, которых она носила в чреве, больший поработает меньшему. Святой Златоуст так рассуждает о благословении Исава и Иакова: «Возлюбленный! Наблюдай здесь неизреченную премудрость Божию. Отец, желая изъявить естественную любовь, дает приказание Исаву, а благоизобретательный Владыка через Ревеку приводит в исполнение Свое предречение, научая нас, как велика сила добродетели и кротости нравов. Ибо тот, мечтавший иметь первенство и по первородству, и по родительскому к нему расположению, внезапно всего лишился, потому что не хотел со своей стороны употребить тщания, чтобы быть этого достойным; а сей, поелику имел в себе добродетель и был вспомоществуем определением Божиим свыше, вопреки желанию отца, восхитил его благословение...Ревекка действовала не по собственной только воле, но и служила орудием к исполнению предречения Божия...

Смотри, как здесь все было делом вышней благодати... Что ж, скажешь, Бог помогал такой лжи? – Возлюбленный, не только исследуй, что делается, но вникни в цель: это сделано не для приобретения какой-нибудь земной выгоды, но из желания снискать благословение отца. Не на то смотри, что слова Иакова были ложь, но имей в мысли то, что все устроил таким образом Бог, дабы привести в исполнение Свое предречение. А чтобы тебе убедиться, что Бог все это облегчил и трудное сделал удобоисполняемым, смотри, как праведник не мог проникнуть обмана, но верит словам Иакова и, вкусив снедей, платит ему за них благословением. Да и Исав возвратился с ловитвы не прежде, как уже все было сделано, дабы мы из всего этого познали, что совершившееся было по воле Божией». На Бытие. Бесед.LIII

Иаков, получающий благословение первенства, а Исав, теряющий оное, по изъяснению Ап. Павла (Рим. 9), изображают тайну определения Божия о призвании язычников и отвержении Иудеев. На сию тайну указывают и слова Спасителя: «Глаголю вам, яко мнози от восток и запад придут и возлягут с Авраамом и Исааком и Иаковом во царствии небесном; сынове же царствия изгнаны будут во тьму кромешную» (Матф. 8, 11–12).

Возвращение Иакова из Месопотамии

Когда благословение, ниспосланное Богом на Иакова и на все, ему принадлежавшее во время пребывания его у Лавана, возбудило зависть в сем последнем и в сыновьях его, то святой патриарх увидел, что благоразумие требовало оставить Месопотамию, подобно тому, как он оставил некогда землю Ханаанскую, чтобы избегнуть гнева Исавова. Но, опасаясь действовать по собственной воле, он долго не решался исполнять своего намерения; наконец, Господь явился ему и сказал: «Возвратись в землю отцов твоих, на родину твою: Я буду с тобой». Тогда Иаков открыл свое намерение женам своим Рахили и Лие: они одобрили его и согласились следовать за ним. Итак, Иаков посадил жен и детей своих на верблюдов и бежал с ними из дома тестя своего Лавана, взяв с собой свои стада и все, приобретенное им в Месопотамии, и отправился в землю Ханаанскую к отцу своему Исааку.

Лаван в это время занимался стрижением овец; воспользовавшись его отсутствием, Рахиль унесла его идолов и взяла их с собой. Иаков, решившись оставить как можно поспешнее дом тестя своего, не известил его о своем отъезде, боясь, чтобы он не стал удерживать его. Он уже перешел Евфрат – тогда только, уже на третий день, Лаван узнал о его бегстве и тотчас отправился за ним в погоню с сыновьями и родственниками своими и со всеми рабами, гнался за ним семь дней и, наконец, догнал, намереваясь отомстить ему за бегство: но Бог явился ему во сне и запретил оскорблять Иакова.

Увидевшись с Иаковом, Лаван сказал ему: «Зачем ушел ты тайно от меня и увел с собой дочерей моих, как пленниц? Зачем скрыл ты от меня отъезд свой? Я отпустил бы тебя с весельем и песнями, при звуке тимпанов и гуслей! Ты не дал мне поцеловать в последний раз дочерей и внуков моих; ты поступил безрассудно, и я мог бы теперь воздать тебе злом за зло, но Бог отца твоего сказал мне вчера: «Не оскорбляй ничем Иакова. Но пусть бы ты ушел, потому что пожелал возвратиться в дом отца своего: зачем же ты украл богов моих?» Иаков отвечал ему: «Я тайно ушел от тебя потому, что боялся, чтобы ты не отнял у меня дочерей своих; что же касается до покражи, в которой ты меня обвиняешь, то пусть, в присутствии родственников наших, смертью будет наказан тот, кто будет в ней уличен: ищи и, если найдешь здесь что-нибудь принадлежащее тебе, возьми». – Он не знал, что идолы были у Рахили. – Лаван начал искать своих идолов, но не нашел их в шатрах ни у Иакова, ни у Лии, ни у двух служанок, и, наконец, вошел в шатер Рахили, но она поспешила положить идолов под верблюжье седло и села на него: осмотрев шатер, Лаван не нашел их и здесь. Тогда Иаков с гневом сказал ему: «Что я тебе сделал? Зачем ты погнался за мной и теперь своими поисками привел в беспорядок все имение мое? Что нашел ты здесь, принадлежащего тебе? Затем ли провел я двадцать лет с тобой?» Здесь Иаков в сильных чертах выставил скупость Лавана и свою верность, и усердие к нему, которые доказать он имел столько случаев... Но, наконец, они помирились и расстались, дав друг другу клятву жить в дружбе.

Назидательные размышления

Позволительно ли было Рахили украсть идолов отца своего? – Некоторые толкователи Св. Писания во извинение поступка ее представляют то, что идолы, которые, вероятно, были золотые или серебряные, взяты ею в вознаграждение за несправедливость Лавана, который не дал приданого ни ей, ни сестре ее Лии и не вознаградил достаточно Иакова за его услуги. Некоторые полагают, что Рахиль хотела через это отнять у отца своего предмет идолопоклонства. Правда, в этом случае Рахиль действовала, побуждаясь ревностью справедливой; но действие, само по себе противное закону Божию, не может быть оправдано доброй целью: «не должно, – говорит Ап. Павел, – творить злая, да придут благая» (Рим.3:8).

Иногда неблагодарность и забвение, или еще более, несправедливость и притеснение бывают воздаянием за труды самые усердные, честные и полезные: но должен ли поэтому трудящийся упасть духом и прийти в уныние? – Нет! Самое лучшее оружие против несправедливости есть терпение и непобедимое мужество.

Иосиф, проданный братьям

Возвратившись из Месопотамии, Иаков поселился в земле Ханаанской, где жил и отец его. У него родйлись 12 сыновей, и младший из них Иосиф был его любимцем; такое предпочтение навлекло на него ненависть братьев, которая особенно усилилась по следующему случаю.

«Послушайте, – говорил он им однажды, – какой видел я сон: мы вязали снопы на поле, и вот мой сноп встал и стал прямо, а ваши снопы окружили его и поклонились ему». «Неужели ты будешь царствовать над нами, а мы будем твоими подданными»? – отвечали ему с досадой братья. Он еще видел и другой сон, который также рассказал отцу и братьям. «Я видел во сне, – говорил он, – что солнце, луна и одиннадцать звезд поклонились мне». Услышав это, отец сделал ему выговор, говоря: «Что это за сон, виденный тобой? Ужели твоя мать, твои братья и я придем поклониться тебе до земли»? Братья досадовали на Иосифа, а отец сохранил в уме рассказанное им, размышляя о намерениях Божиих касательно этого отрока.

Однажды братья Иосифа пошли со стадами отца своего в Сихем, и Иаков послал его проведать их. Увидя издали подходившего к ним Иосифа, братья вздумали воспользоваться этим удобным случаем в удовлетворение своей злобы, вознамерились убить его и сказали друг другу: «Вот идет этот сновидец! Пойдем, убьем его, бросим в какой-нибудь колодец и потом скажем, что он растерзан лютым зверем: тогда увидим, что будет из снов его». Услышав это, Рувим сказал братьям: «Не проливайте крови его, но бросьте его здесь в пустыне – в этот колодец». Он говорил это с тем намерением, чтобы избавить Иосифа от рук их и возвратить его к отцу.

Лишь только Иосиф подошел к братьям, они сняли с него прекрасную разноцветную одежду, сделанную ему отцом в отличие от братьев и бывшую, вместе с другими знаками любви престарелого отца к Иосифу, причиной их зависти, и бросили его в безводный колодезь, с тем, чтобы там уморить его голодом. Вскоре увидели они караван измаильтян, которые везли в Египет различные благовония, и Иуда сказал братьям: «Что нам пользы убить нашего брата и скрыть смерть его? Лучше продадим его этим измаильтянам и не обагрим рук наших его кровью, ибо он брат наш». Братья на это согласились и, когда Мадиамские купцы проходили мимо их, вытащили Иосифа из колодезя и продали им за двадцать сиклей серебра. Когда братья ушли, то Рувим, который не был с ними в то время, когда они продали Иосифа, пришел к колодезю с намерением спасти отрока; не нашед там его, в отчаяньи он растерзал свою одежду и, пришед к братьям, сказал им: «Отрока нет: что мне теперь делать»? – Братья взяли платье Иосифа и, замарав его кровью убитого козленка, послали к отцу и сказали ему: «Вот мы нашли одежду: посмотри, не сына ли твоего эта одежда»? Узнав платье своего сына, Иаков сказал: «Лютый зверь растерзал его», раздрал одежду свою, облекся во вретище и долго оплакивал своего сына; напрасно дети старались утешить его – он говорил им: «Не перестану плакать до тех пор, пока не сойду в гроб и не соединюсь с сыном моим». Между тем мадианитяне отвели Иосифа в Египет и продали Пентефрию, евнуху Фараона и начальнику телохранителей его. Господь пребывал с Иосифом, который был благоуспешен в делах своих и, живя в доме господина своего, пользовался его полной доверенностью. Но, будучи оклеветан, он был заключен в темницу, где скоро имел случай показать свою мудрость, изъяснив сны хлебодара и виночерпия царских, находившихся вместе с ним в темнице.

Назидательные размышления

Так, среди злоумышлений, в рабстве и самом глубоком унижении, к которым привела Иосифа зависть братьев, Господь обратил злобу человеческую к его возвышению и прославлению. Не должно думать, чтобы в этих происшествиях было что-нибудь случайное, что-нибудь такое, что зависело только от причин человеческих: самих врагов и сами препятствия Бог заставляет служить Своим предначертаниям, чтобы показать нам, что никто не может воспрепятствовать исполнению Его воли. Итак, когда тебя преследуют, не отчаивайся, не ропщи, не ожидай конца искушения и будь уверен, что Бог и само гонение может обратить в твою пользу. Все, чего Он от нас требует в этом случае, есть непоколебимое терпение.

Иосиф изъясняет сны Фараона

Спустя два года после того, как Иосиф изъяснил сны виночерпия и хлебодара, сам Фараон видел два сна. Ему виделось, что он стоял на берегу Нила, и из этой реки вышли семь коров красивых и чрезвычайно тучных и паслись на берегу; потом оттуда вышли семь коров безобразных и чрезвычайно тощих, которые также паслись на берегу: тощие коровы пожрали тучных. Тут Фараон проснулся, заснул опять и увидел другой сон: ему виделось, будто из одного стебля вышло семь прекрасных и полных колосьев, после них вышло семь других очень тощих и иссушенных палящим ветром: последними съедены были первые.

Фараон испугался и, созвав утром всех снотолкователей и мудрецов египетских, рассказал им свои сны: но ни один не мог объяснить их. Тогда виночерпий вспомнил об Иосифе и доложил о нем царю, сказав ему: «Я согрешил, забыл о моем благодетеле: в то время, когда вместе с хлебодаром, подпав под гнев царский, мы были заключены в темницу, мы оба в одну ночь видели сны, которые предвещали нам нашу будущую судьбу; мы рассказали наши сны еврейскому юноше, служителю военачальника твоего, бывшему вместе с нами в темнице, – он изъяснил нам их и события вполне подтвердили его изъяснения; точно так, как он сказал, я был возвращен к моей должности и хлебодар повешен». Тотчас Иосиф, по повелению царя, был освобожден из темницы; его остригли, одели приличным образом и представили царю.

Фараон сказал ему: «Я видел сны и не могу найти человека, который бы мне объяснил их, – мне сказали, что ты умеешь толковать сны». Иосиф отвечал: «Не я, а Бог дает царю спасительный ответ». Фараон рассказал ему свои сны, и Иосиф отвечал: «Оба сна царевы означают одно: семь коров тучных, вышедших из Нила, и семь полных колосьев – это семь лет плодородия, которые будут следствием благополучного разлития Нила; семь коров тощих, вышедших после из реки, и семь тощих колосьев, пожженных палящим ветром, означают семь лет голода. Это исполнится таким образом: сперва будет во всем Египте семь лет необыкновенного урожая, а потом за ним последуют семь других лет такого неурожая, что в продолжении их даже исчезнет память о предшествовавшем плодородии; голод истребит плоды всей земли Египетской и земель соседних с ней, и прежнее необыкновенное плодородие будет как бы поглощено чрезвычайной скудостью, которая за ним последует. А что и в другой раз ты видел сон, который означает то же, что первый, это показывает, что слово Божие твердо исполнится непременно, немедленно. Избери человека мудрого и поставь его над всем Египтом, чтобы он послал во все области чиновников и собрал бы в общественные житницы пятую долю плодов земных в течение семи наступающих лет урожая; пусть вся эта пшеница поступит в распоряжение царя и хранится в городах; это будет запас для Египта на семь лет голода».

Совет сей понравился Фараону и советникам его, и он сказал им: «Где найдем мы такого человека, который был бы исполнен духа Божия»? – Поэтому он поставил Иосифа над всем Египтом и осыпал его почестями.

Назидательные размышления

Взирая на этот долгий ряд несчастий, которые тяготели над Иосифом в течение стольких лет, но не поколебали его веры и упования на Бога, мы научаемся, что не только временное благополучие не всегда бывает наградой добродетели, и несчастья не всегда бывают наказанием за грех, но и самые жестокие страдания и скорби, которые иногда, по неисповедимым судьбам Промысла Божия, претерпевают добродетельные, бывают для них путем к славе. В приключениях Иосифа, мы также видим поучительный опыт того, как вечная Премудрость Божия умеет действия страстей человеческих самые преступные и постыдные направлять к тому, чтобы возвысить достоинство Святых, подобно тому, как искусный живописец употребляет самые темные краски для того, чтобы придать более виду и блеска чертам наиболее важным в картинах, Бог в знаменательных сновидениях возвещает, что Иосиф будет некогда велик: это навлекает на Иосифа ненависть братьев и тяжкие страдания, а Бог сами страдания полагает в основание его величия.

Святые Отцы, которые с удивлением видят в Иосифе одно из самых поразительных преобразований Иисуса Христа, указывают на соотношения между возвышением спасителя Египта и между славой Спасителя мира. Иосиф, изведенный из темницы, возвышается и получает от самого царя неограниченную власть над всеми народами Египта: Иисус Христос, исходя из гроба победителем смерти, получает от Отца Своего владычество над небом и землей. Иосиф, по вдохновению свыше, изъясняет тайны Божии и приготовляет богатый запас пшеницы, чтобы спасти народ от погибели во время голода: Иисус Христос открывает миру сокровища мудрости небесной и установляет Таинства, как благодатные потоки для распространения по всей вселенной обилия заслуг страдания Своего и смерти и огня любви Божественной.

Свидание Иосифа с братьями

Иосиф, тридцати лет от роду, получив от Фараона великую власть и будучи наименован первым по царе, все свои заботы обратил на то, чтобы вверенный ему народ сделать благополучным. Царь дал ему в жены Асенефу, и он имел от нее двух сынов.

Наступили семь лет плодородия; по повелению Иосифа, во всем Египте пятая часть хлеба была ежегодно оставляема в житницах в запас на голодные годы, и когда по предсказанию Иосифа настали сии последние, и повсюду был голод, во всем Египте был хлеб.

Голод постиг и землю Ханаанскую, в которой жил Иаков. Услышав, что в Египте продают пшеницу, он приказал своим сыновьям отправиться в Египет за хлебом, а младшего из них Вениамина оставил с собой, опасаясь, чтобы с ним в дороге не случилось какого-нибудь несчастия.

Иосиф управлял тогда всем Египтом, и хлеб продавался народу не иначе, как с его позволения. И так братья его, приехав в Египет, предстали ему и поклонились лицом до земли: увидя братьев, он тотчас узнал их, но не открылся им и, может быть, думая, не поступилили они с юным Вениамином, как поступили с ним, обошелся с ними сурово, как с пришельцами, показывая, что принимает их за соглядатаев. Они старались оправдаться, откровенно объясняя ему цель своего путешествия. «Нет, – сказал Иосиф, – вы точно соглядатаи, как я сказал вам. Я испытаю, правду ли вы говорите». – Он отдал их под стражу на три дня, а потом, призвав их к себе, сказал: «Если вы люди мирные, то пусть один из вас останется под стражей, а другие пусть возвратятся в страну свою, отвезут купленный хлеб и потом приведут ко мне младшего брата, в доказательство того, что вы меня не обманываете; тогда вы останетесь живы». Они решились исполнить то, что было им приказано. Итак, Иосиф удержал заложником Симеона и отпустил прочих братьев, приказав наполнить мешки их пшеницей и положить им туда же деньги, привезенные ими в уплату за оную. Они отправились и вскоре увидели, что с ними и деньги их.

Возвратившись к Иакову отцу своему, они рассказали случившееся с ними. Иаков пришел в безутешную скорбь, узнав, что они дали слово взять из его объятий Вениамина. Он вспомнил печаль, которую ему причинила некогда потеря Иосифа, и решительно сказал, что не отпустит с ними последнего, самого любимого из детей своих. Между тем, когда купленная пшеница вышла вся, должно было опять отправиться в Египет, и как сыновья Иакова не осмеливались явиться к правителю сей страны без своего младшего брата, то, наконец, Иаков должен был решиться отпустить с ними Вениамина. Итак, они отправились, взяв подарки для Иосифа.

Увидев их возвратившихся с младшим братом, Иосиф приказал домоправителю своему ввести их в дом свой и приготовить для них пир. Они не понимали причины этого благосклонного приема и притом боялись, чтобы не обвинили их за увезенные ими деньги, которые они нашли в своих мешках: чтобы избежать угрожающий опасности, они объявили домоправителю Иосифа, что привезли и те деньги, – но он успокоил их и освободил Симеона из темницы. Иосиф благосклонно принял их подарки и спросил, здоров ли отец их. Увидев Вениамина, который, так же как и он, был сын Рахили, он не мог удержать слез и удалился от братьев, чтобы плакать на свободе; потом пришел к ним опять, сел за стол и посадил их с собой. Когда они были готовы к обратному пути, он опять приказал наполнить мешки их пшеницей и положить им деньги их, как в первый раз, а в мешок Вениамина приказал, кроме того, положить и свой кубок. Едва они выехали, как он послал за ними в погоню и велел своему управляющему упрекнуть их в похищении кубка: они все уверяли, в своей невиновности и говорили, что согласны, чтобы тот из них, кто будет уличен в покраже, остался заключен в темницу: осмотрели мешки и нашли кубок у Вениамина – это привело их в великий ужас.

Назидательные размышления

Богу угодно было допустить, чтобы для прославления Иосифа послужила средством ненависть его братьев, дабы через то показать неверующим, что люди не могут воспрепятствовать исполнению Его воли, что нет в мире ни мудрости, ни силы, которые могли бы Ему противиться, и что само сопротивление людей Он обращает к исполнению Своих намерений, дабы без всякой трудности, против их воли и через них совершать то, что Ему угодно. Человек одарен свободой, а между тем его обязанность – при помощи благодати Божией воздавать славу Богу, подчиняя свою волю Его воле, но, когда он делает противное, то Бог являет торжество Своей Премудрости и Святости, заставляя и само зло служить средством к достижению добрых целей.

Свидание Иакова с Иосифом

Когда Иосиф объявил своим братьям, что Вениамин, у которого в мешке найдена его чаша, должен остаться у него рабом в Египте, тогда Иуда стал умолять его отпустить Вениамина, соглашаясь сам вместо него остаться у него в рабстве и представлять ему, что обещался отцу своему непременно привести назад младшего брата невредимым, и что престарелый отец не переживет потери любимого сына. Тогда Иосиф не мог более удерживаться и приказал всем бывшим тут выйти и оставить его одного с братьями, не желая, чтобы кто-нибудь из чужестранцев был свидетелем того, как он откроет себя братьям своим; потом со слезами сказал им: «Я Иосиф. Жив ли отец мой»? – Братья смутились и не могли отвечать от страха. Он приказал им подойти к себе и сказал с кротостью: «Я Иосиф, брат ваш, проданный вами в Египет; не бойтесь и не печальтесь о том, что вы жестоко поступили, продав меня: ибо для вашего спасения от голода Бог послал меня прежде вас в Египет. Бог меня привел сюда и поставил начальником всего дома Фараонова и владыкой всего Египта. Поспешите к отцу моему и скажите ему: «Вот что приказал нам сказать тебе сын твой Иосиф: Бог сделал меня господином над всем Египтом: поспеши ко мне; ты поселишься в земле Гесемской, и будешь жить близ меня со всеми детьми и внуками твоими, со всеми твоими стадами и со всем твоим имением: я здесь буду питать тебя, ибо еще остается пять лет голода. Скажите отцу о всей славе моей и обо всем, что вы видели в Египте, и поспешите привести его ко мне»! Потом он обнял и облобызал единоутробного брата своего Вениамина и прочих братьев: Иосиф и братья проливали слезы. Фараон, узнав об этом, прислал богатые подарки братьям Иосифа, как для них самих, так и для вручения отцу их, и дал им колесницы для перевезения в Египет Иакова со всем его семейством и имением.

Итак, братья Иосифа возвратились в Египет в землю Ханаанскую к Иакову, отцу своему, и сказали ему, что сын его Иосиф жив и управляет всей землей Египетской. – Этой вестью Иаков как бы пробудился от глубокого сна и не верил тому, что ему рассказывают; но когда они еще пересказали ему все, что с ними было, и показали ему колесницы и все, присланное. Фараоном, тогда ожило сердце его и он сказал: «Сын мой Иосиф жив – теперь мне нечего более желать: пойду, увижу его, пока я еще не умер». Израиль отправился в Египет со всем имением своим и, пришедши к Кладезю Клятвенному, принес жертву Богу отца своего Исаака: здесь Бог явился ему в ночном видении и сказал: «Я Бог отца твоего: не бойся, иди в Египет, ибо Я сделаю тебя родоначальником народа великого; Я пойду туда с тобой, и некогда опять выведу оттуда потомков твоих».

Иаков переселился в Египет со всем семейством своим, в котором было семьдесят пять душ. Когда он прибыл туда, Иосиф выехал на встречу к нему в Гесем и, увидев его, пал на шею его, проливая слезы. Иаков сказал Иосифу: «Теперь я умру с радостью, потому что я увидел лицо твое».

Иаков был представлен Иосифом Фараону и получил от него для обитания своего землю Гесемскую, плодоноснейшую во всем Египте.

Назидательные размышления

По мнению Св. Отцев, Иосиф в своих страданиях и в славе, за ними последовавшей, прообразовал Иисуса Христа, воскресшего в славе после Своего страдания и смерти. В исполненном кротости и любви поведении Иосифа в отношении к братьям, которые так бесчеловечно предали его, нам представляется трогательное изображение беспредельного милосердия Иисуса Христа к иудеям, из которых многие сперва требовали у Пилата Его смерти, а потом были обращены первой проповедью апостола Петра и образовали из себя юную церковь, которой пламенное благочестие в таких назидательных чертах нам представляет Книга Деяний Апостольских. Иосиф подверг своих братье испытанию, привел их к раскаянью в их преступлении и простил им вину их. Подобно сему и милосердие Божие призывает грешников к покаянию и спасению. Благо тому, кто, согрешив, не стыдится раскаяться в своем грехе и загладить его! Да притечет он с упованием ко Господу, Который ведает нашу немощь, и Которого милосердие препобеждает множество и тяжесть грехов человеческих.

Иаков благословляет детей Иосифа

Иаков, почувствовав приближение своей смерти, призвал к себе Иосифа и взял с него обещание с клятвою в том, что он не похоронит его в Египте, но перенесет кости его в землю Ханаанскую и положит в гробнице отцов его: Иосиф поклялся исполнить его волю. Спустя несколько времени, Иосифу возвестили, что отец его очень болен, и он пошел к нему с сыновьями своими Манассией и Ефремом. Когда он вошел, то Иаков, собрав последние силы, сел на одре своем, потом, увидев сынов его, спросил: «Кто это?» Иосиф отвечал ему: «Это дети, которых Бог дал мне здесь». «Подведи их ко мне, – сказал Иаков, – я благословлю их». Зрение его было слабо от старости, и он не мог видеть ясно. Манассия и Ефрем поклонились ему до земли, и Иосиф поставил Манасссию против правой руки отца своего, а Ефрема против левой, дабы он благословил их; но престарелый Иаков, простерши руки свои крестообразно, возложил правую на главу Ефрема (младшего), а левую на главу Манассия (старшего) и, благословляя детей Иосифа, сказал им: «Бог, Которому благоугождали отцы мои Авраам и Исаак, Бог, питающий меня от юности до сего дня, Ангел, избавляющий меня от всех зол, да благословит отроков сих; да носят они имя мое и отцов моих, и да умножится потомство их на земле»! Иосиф, увидев, что отец его возложил правую руку на голову Ефрема, подумал, что он ошибается, и хотел переложить ее на голову Манассии, говоря: «Не так, родитель мой – вот старший мой сын: возложи правую руку на его голову». Но Иаков отвечал ему: «Знаю, сын мой, знаю; и этот также будет родоначальником народа и умножится племя его; но брат его младший будет более его, и потомство его будет многочисленнейшим и сильнейшим из народов». Потом он сказал Иосифу: «Я умираю: Бог будет с вами и возвратит вас в землю отцов ваших».

Назидательные размышления

Святой Иоанн Златоуст, рассуждая о благословении Иакова, говорит: «Подражайте сему праведнику, и старайтесь такое наследие оставлять детям вашим, которое бы ни от чего не могло потерпеть ущерба. Не будем заботиться о том, чтобы собирать деньги и оставлять их в наследство нашим детям: ибо будем научать их добродетели и просить им благословения от Бога. – Вот драгоценнейшее стяжание! Вот богатство неизобразимое словом, неистощимое, и на каждый день приносящее новый прибыток! Ничто не может сравняться с добродетелью, нет ничего могущественнее ее! Итак, все устремим к сему наши мысли, и будем научать наших детей всему предпочитать добродетель и ни во что вменять богатство (На книгу Бытия беседа LXVI).

Иов

Иов родился в стране Хус, между Идумеей и Аравией, за 1700 лет до Рождества Христова. Он был человек праведный, детей своих воспитывал в благочестии и усердно служил истинному Богу. Чтобы испытать его веру, Господь попустил, чтобы он лишился всего своего имения; даже дети его были во время пира задавлены развалинами их дома. Все сии несчастия случились в одно и тоже время, и Иов принял весть о них с удивительным терпением. – «Господь даде: Господь отъял, – говорил праведник, – яко Господеви изволися, тако быст: буди имя Господне благословенно во веки» (Иов.1:21). Напоследок, по Божию попущению, диавол поразил самого Иова тяжкой болезнью: тело его покрылось струпьями от ног до головы; сидя за вратами города, он очищал черепком гной, который тек из ран его. Сама жена его не только не утешала его, но еще увеличивала его страдания своим ропотом и упреками; она насмехалась над его верой и ругалась над его терпением; но Иов отвечал ей: «Ты говоришь, как безрассудная женщина: аще благая прияхом от руки Господни, злых ли не стерпим?» Даже друзья его, Элифаз, Валдад и Софар, пришедшие посетить его, не принесли ему утешения: они изъявляли подозрение, что он сам своими грехами заслужил свои несчастия.

Наконец, Бог умилосердился над верным рабом Своим: возвратил ему здравие и наградил его имением вдвое больше прежнего, и детей дал ему Господь более прежнего: – у него еще родились семь сынов и три дочери. Он прожил после этого сто сорок лет и имел утешение видеть свое потомство до четвертого рода.

Назидательные размышления

Нельзя отрицать, говорит блаженный Августин (De Civitata Dei.XVIII, с. 47.), что были между народами языческими верные, которые могли быть причтены к истинным иудеям, гражданам Иерусалима небесного; а кто будет это отрицать, тому опровержением будет служить пример Иова, сего мужа столь святого и удивительного, который не принадлежал к числу Израильтян, но происходил от народа, обитавшего в Идумее, где он родился и умер. Само слово Божие так превозносит этого праведника, что, говоря о его благочестии и правоте, утверждает, «яко не бе таковаго от сущих на земли» (Иов.2:3). Сверх того, хотя летописи народа еврейского и не указывают нам на время, когда он жил; но из того, что читается в книге, носящей его имя, и принятой евреями в число канонических, мы можем заключить, что он жил в третьем поколении после Иакова. Несомненно, что Божественное Провидение устроило это для того, чтобы примером сего праведника убедить нас, что и между народами языческими могли быть святые, жившие по закону Божию, угодные богу и принадлежавшие к Иерусалиму небесному. Но, вместе с сим, мы должны веровать, что этого удостоились только те, которым был предвозвещен единый Ходатай Бога и человеков – Иисус Христос.

Бог восставил Иова, чтобы всем временам дать пример терпения, как говорит Священное Писание в книге Товита. Господь восставил его среди народов чуждых Святому Завету, как будто бы для того, чтобы язычникам дать залог будущего их присоединения к Церкви Иисуса Христа. В лице Иова мы видим, как могущественна непоколебимая добродетель и в самом блестящем счастье, и в самых тяжких бедствиях. Праведник, и в счастие, и в несчастии прошедший испытание с непоколебимой твердостью, представляет собой пример для людей всех состояний. В счастие своем Иов научает нас не надеяться на богатство, которым обладание так неверно, не презирать ни нищего, ни странного, судить без лицеприятия, неусыпно трудиться для дела нашего спасения. В несчастии Иов дает нам пример покорности и терпения в перенесении самых тяжких страданий. Потеряв имение, лишившись детей, оскорбляемый упреками тех, которые наиболее должны принять участие в скорбях, он ни одним словом не обнаруживает нетерпения.

Пораженный ужаснейшей болезнью и сделавшись жертвой всех зол, какие может только изобрести злоба диавола, и какие только могут, постигнуть человека, он сохраняет совершеннейшую преданность воле Творца своего; благословляет Его крепкую десницу, прославляет Его величие и благоговеет перед судьбами Его. Если в горести у него и исторгаются какие-нибудь жалобы и какие-нибудь слова, выражающие сильную скорбь: то он тотчас смиряется перед Богом и приносит покаяние. Друзья его хотят ему доказать – грешник и лицемер: но его благочестие, его смирение и познание путей Божиих, и суд самого Бога служат ему защитой против этих упреков. Обращаясь к путям Промысла Божия, являющегося в сем мире в судьбе добрых и злых, он доказывает, что за пределом сей жизни есть вечные муки для нечестивых и вечная награда праведникам. Он доказывает, что Бог, по Своей беспредельной власти над тварью, может посылать ей в сем мире кратковременные страдания по причинам, непостижимым для мудрости человеческой. Наконец, он доказывает своим примером, что Всемогущий иногда посылает рабам Своим бедствия и для того, чтобы испытать их добродетель и возвысить их заслугу.

Спасение Моисея из вод Нила
 

Потомки Иакова, поселившиеся в Египте при Иосифе, весьма размножились в этой стране и жили счастливо. Между тем, спустя пятьдесят четыре года по смерти Иосифа, в Египте воцарился новый царь, которому неизвестны были великие заслуги сына Иаковлева. Страшась умножения евреев и опасаясь, чтобы они когда-нибудь в случае войны не присоединились к врагам его, он стал обременять их тяжкими налогами и притеснять всеми мерами: но Господь сохранял их чудным образом, и чем с большей жестокостью их притесняли, тем более они размножались; что еще более увеличивало ненависть к ним египтян. Тогда царь дал повеление повивальным бабкам египетским умерщвлять всех еврейских младенцев мужского пола немедленно при рождении: однако они этого не исполняли, и Фараон дал еще более жестокое повеление всему народу своему – бросать в реку всех новорожденных младенцев еврейских мужского пола.

В это время Иохаведа, жена Амрама, из колена Левина, родила сына – младенца необыкновенной красоты; она скрывала его три месяца, но потом, видя, что не может скрывать доле, сплела корзину из тростника, осмолила ее и в нее положила дитя в тростнике у берега Нила, оставивши дочь свою наблюдать, что будет с младенцем. Тогда дочь Фараона со своими служанками пришла на реку мыться: заметив корзинку в тростнике, она приказала одной из своих служанок взять и принести ее, и, увидевши в ней плачущего еврейского младенца, сжалилась над ним и пожелала воспитать его при себе. Заметивши это, сестра младенца подошла к ней и предложила привести ей кормилицу из евреянок: когда царевна на это согласилась, то она привела мать младенца, которой и было поручено кормление его. Когда дитя возросло, Иохаведа привела его к царевне, которая усыновила его и назвала Моисеем, что значит взятый из воды. Моисей был воспитан при дворе Фараоном, был научен всей мудрости египетской и был силен в словесах и делах.

Назидательные размышления

Какое высокое чувство – нежная любовь к детям, которую Бог влагает в сердца матерей, особенно, когда это естественное чувство оживляется и облагораживается живой верой, как в матери Моисея! Сколько мужества, сколько героизма в сердце матери христианки, когда жизнь ее дитя в опасности! Сколько забот, сколько предосторожностей, чтобы отвратить опасность, угрожающую его невинности! Дитя! Благословляй, благодари Господа, даровавшего тебе добрую, заботливую мать; старайся этой нежной любви соответствовать совершенным послушание и быть радостью своей матери!

Для Господа Бога не довольно было сохранить жизнь Моисея против воли жестокого Царя; чтобы явить в большем блеске Свое могущество, Он устроил так, что Фараон сам спас младенца руками своей дочери, сам послужил судьбам Божиим, воспитав это дитя, сам приготовил мстителя за израильтян, которых он притеснял, и исполнителя праведного суда Божия над Египтом. Так Господь часто поражает врагов своих их собственными руками.

Бегство Моисея из Египта в землю Мадиамскую

Моисей, на сороковом году своей жизни, оставил двор Фараона, чтобы посетить братьев своих израильтян в угнетении, которое они терпели. Один раз он увидел египтянина, который бил еврея: зная, что Господь избрал его для избавления народа своего от рук египтян, он осмотрелся кругом и, не видя никого, вступился за еврея и убил египтянина, а тело убитого зарыл в песок. На другой день он увидел двух евреев, которые ссорились и дрались между собой, и сказал обижавшему: «За чем бьешь ты брата своего?». А этот отвечал ему: «Кто поставил тебя князем и судьей над нами? Или ты и меня хочешь убить, как убил вчера египтянина»? Моисей испугался и удивился, ибо думал, что никто не видел, как он убил еврея. Между тем узнал об этом Фараон и приказал преследовать Моисея, а он, чтобы спастись, удалился из Египта в Каменистую Аравию, в землю Мадиамскую. Прибыв туда, он сел отдохнуть при колодце; в это самое время пришли за водой семь дочерей священника Мадиамского, именем Рагуила или Иофора, и хотели поить свои стада; но пастухи отогнали их от колодца: Моисей вступился за девиц и помог им напоить их стада. Когда они возвратились к отцу своему, то он спросил их: «Отчего вы сегодня возвратились ранее обыкновенного»? – Они отвечали ему: «Какой-то египтянин защитил нас от пастухов, начерпал нам воды и напоил овец наших». «Где он? – спросил Рагиул, – зачем вы отпустили его? Подите, позовите его вкусить с нами хлеба». Моисей пришел в дом Рагуила и остался жить у него. Спустя несколько времени он женился на его дочери Сепфоре и имел от нее двух сыновей: одного назвал он Гирсамом, а другого Елиезером.

Назидательные размышления

Из того, что Ап. Павел в послании к Евреям говорит о Моисее, оставляющем двор Фараона, ясно виден дух, его одушевлявший, и то, как он приготовлялся к исполнению определения Божия о нем. «Верою, – говорит Апостол, – Моисей велик быв, отвержеся нарицатися сын дщере фараоновы, паче же изволи страдати с людьми Божиими, нежели имети временную греха сладость, большее богатство вменив Египетских сокровищ поношение Христово: взираше бо на мздовоздаяние» (Евр. 11, 24–26). Моисей, руководимый светильником веры, знает, что этот народ бедный, презренный, обремененный несчастиями, есть народ Божий, а тот роскошный двор, при котором он воспитан, есть общество людей нечестивых и врагов Божиих. Он понимает, что утехи двора языческого скоропреходящи, а за ними последуют вечные муки; взирая на страдания и уничижение, переносимые с кротостью, как на верный залог вечного блаженства, он избирает их от всего сердца и попирает ногами все богатства египетские. Богатство погибающее бывает истинным богатством только в той мере, как мы, отрекаясь от него, достигаем сокровища вечного. Не удивительно, что поношения и нищета кажутся ужасными, когда рассматривают их самих в себе, или по суждению человеческому: но Моисей открывал в них сокровище, обращая взоры свои к небу, а мы должны судить о них и ценить их, взирая на Иисуса Христа в нищете и в уничижении.

Св. Апостол Павел, называя поношением Христовым то унизительное положение, в которое Моисей сам себя добровольно ставит, показывает нам этим, во-первых, что этот провозвестник Ветхого Завета был только преобразованием Иисуса Христа, творца Завета Нового; то, что делает Моисей, оставляя придворное великолепие, чтобы идти освободить братьев своих или страдать вместе с ними, можно рассматривать как образ того, что впоследствии сделал Сын Божий, оставив славу Отца Своего, чтобы спасти нас и пострадать за нас. Во-вторых, Св. Апостол Павел дает разуметь нам, что Святым Патриархам и Пророкам Ветхозаветным была, по Божию откровению, известна тайна воплощения Сына Божия. Как теперь Бог дает оправдание только тем, которые веруют в пришедшего на землю Сына Его и уповают на Него; так и тогда благодатное оправдание было достоянием только тех, которые с той же верой и тем же упованием взирали на Сына Его грядущего. Бог требует от нас, чтобы мы участвовали в страдании и уничижении Иисуса Христа – Он требовал этого и всегда от праведников всех времен. Истинное благочестие всегда было и будет неразлучно с верой в Избавителя, врага человеческих страстей и всесильного Исцелителя страждущих недугом греха, Ходатая сострадательного к нуждам падшего человечества и всемогущего в их удовлетворении.

Моисей отмщает за обиду, нанесенную еврею египтянином, смертью обидевшего. Если бы Моисей убил этого человека по собственному побуждению, невозможно было бы извинить его. Но слова Св. Архидьякона Стефана к евреям не оставляют нам никакого сомнения, как замечает Блаж. Августин (Contra Faust lib. XXII,), в том, что он действовал в этом случае по вдохновению свыше.

«Мняше разумети братиям своим, – говорит Первомученик, – яко Бог рукою его даст им спасение» (Деян.7, 25). Итак, Моисей знал, что он был предназначен освободить Израиль. Бог вложил в руку его меч на народ, который притеснял людей Его: убив египтянина, который бил еврея, Моисей хотел показать пример наказания, которое должно постигнуть Египет. Это должно было служить для евреев предзнаменованием его будущего высокого служения и их избавления: но народ сей, характером которого всегда было неверие, не захотели признать посланничества Моисея, подобно тому, как его потомки отвергли в последствии Сына Божия.

Манна в пустыне

Сыны Израилевы, в пятнадцатый день по выходе из Египта, пришли в пустыню Син; не находя себе там пищи они начали роптать на Моисея и Аарона и сожалели о том, что оставили Египет. Тогда Господь сказал Моисею:

«Я одождю вам хлеб с небес: пусть каждый собирает его, сколько ему нужно на один день, – не более; в шестой же день пусть собирают его вдвое против прочих дней, чтобы оставить в запас на седьмой дейь – Субботу». Моисей и Аарон сказали Израильтянам: «Сегодня же вечером вы получите доказательство того, что Господь Всемогущий вывел нас из Египта, а мы только исполнители воли Его; завтра же утром увидите вы славу Господню, ибо он услышал ропот ваш на Него. Что ропщите вы на нас? Ваш ропот относится не к нам, а к Богу! Сегодня вы получите мясо в пищу себе, а завтра – хлеб с избытком». В то время, как Аарон говорил еще это к народу, слава Божия явилась в облаке.

Вечером великое множество крастелей покрыло весь стан, а утром вокруг него вся поверхность земли была покрыта каким-то белым веществом наподобие снега. Увидев это, Израильтяне говорили друг другу: «Манн гу»? что значило на их языке: «Что это такое»? ибо они не знали, что это было. Моисей сказал им: «Это хлеб, который дает вам Господь; Он повелел, чтобы каждый из вас набрал его столько, сколько ему нужно на один день для пропитания». Израильтяне исполнили это и собрали один более, а другие менее: но ни у тех, которые собрали более, не было излишеств, ни у тех, которые собрали менее, не было недостатка: те, у которых было более, нежели сколько нужно, излишнее уделили тем, у которых был недостаток. Моисей запретил оставлять манну на следующий день, но некоторые не послушались – и манна, которую они хотели сберечь до следующего утра, оказалась совершенно испортившейся и наполненной червями: Моисей разгневался на них за неповиновение их и неверие в Господа, Который дал им эту, пищу и обещал посылать ее ежедневно. После этого каждый собирал утром не более того, как сколько ему нужно было для дневного пропитания; то, что оставалось за этим на земле, таяло от лучей солнечных. В шестой день собрали они манны вдвое более обыкновенного, чтобы не нужно было собирать в день субботний, посвященный Господу, и манна не портилась. Некоторые непослушные вышли собирать ее и в седьмой день, но не нашли. Манна была видом бела, как снег, а вкусом походила на самую чистейшую муку, смешанную с медом.

Назидательные размышления

Дивно попечение Провидения Божия о человеке: «Очи всех на Тя уповают, Господи, – говорит царственный Пророк, – и Ты даеши им пищу во благовременье: отверзаеши Ты руку Твою, и исполнявши всякое животно благоволение» (Пс.144:15–16). Божественное Провидение действует непрестанно. Оно произращает плоды на полях, оно одевает волною овец: а между тем как часто пользующиеся сими благодеяниями бывают неблагодарны и не помышляют о той руке, которая каждый день изводит солнце на горизонт для того, чтобы снова осыпать их благодеяниями!

Чудесная манна, которой Господу угодно было питать народ Свой в пустыне, есть удивительный образ разнообразной духовной пищи, которую Господь Иисус Христос дает в изобилии верующей душе для освящения ее. Сей-то пищи искать и просить у Бога заповедовал нам Иисус Христос, говоря: «Делайте не брашно гиблющее, но брашно прибывающее в живот вечный, еже Сын Человеческий вам даст» (Ин.6, 27). Манна есть также символ слова Божия, которое по словам Бл. Августина, должно быть для наших душ в плане промышления Божия о нас тем же, чем манна в пустыне была для тела. Кто ходит по путям Божиим, тот с охотой и жаждой слушает Его и ощущает в себе Его сокровенную силу, которая его поддерживает и утешает, соответственно его разнообразным духовным нуждам и его состоянию.

Наконец, манна, по изъяснению Спасителя, есть образ Святой Евхаристии, этого брашна по превосходству, которое есть для нас источник благодати и залог бессмертия: это пища пустынная – ее вкушает душа, удалившаяся от мира своими чувствованиями и здесь долу поставляющая свое величайшее блаженство в том, чтобы воздыхать о земле обетованной – о небе, нашем истинном и вечном отечестве (Ин.6, 47–50).

Моисей источает воду из камня

В первый месяц четвертого года, по исходу из Египта, Израильтяне пришли в пустыню Син и остановились при Кадисе. Был недостаток в воде, и народ возмутился, в неудовольствии собрался к Моисею и Аарону и сказал им: «Лучше бы нам погибнуть от гнева Господня вместе с братьями нашими (пораженными в Фаране) (Числ.11). За тем ли вы привели народ Божий в эту пустыню, чтобы мы вместе с нашими стадами померли от жажды? Зачем вы вывели нас из Египта и привели в это несчастное место, где нельзя сеять, где нет ни смоковниц, ни лоз виноградных, ни яблонь, и где даже нет воды для питья»? Моисей и Аарон, отпустивши народ, вошли на Скинию Свидения и, пав ниц, воззвали к Господу: «Господи Боже, услыши вопль народа сего и отверзи ему сокровище твое; источи поток живой воды, чтобы он утолил жажду свою и перестал роптать». Тогда слава Божия явилась им, и Господь сказал Моисею: «Возьми жезл твой, пойди с братом твоим Аароном, собери народ и повели камню, который находится перед ним, и он источит тебе воду: пусть пьет ее народ и все стада его».

Итак, Моисей, по повелению Божию, взял жезл Аарона, хранившийся в скинии, собрал народ перед камнем и сказал ему: «Послушайте, народ мятежный и маловерный, можем ли мы извести вам воду из сего камня, после того, как вы сделались столь недостойны такого чуда»? Потом Моисей воздвиг руку свою и ударил камень два раза жезлом (вместо того, чтобы, как повелел Господь, только сказать ему слово) – и из него истекла вода в таком изобилии, что достаточно было для утоления жажды народа и всех стад его.

Господь прогневался на Моисея и Аарона и сказал им: «За то, что вы не уверовали в Меня и не прославили Меня перед сынами Израилевыми, не сочли достаточным одного слова для изведения воды из камня, за это вы не введете этот народ в землю, которую Я дам ему».

Место, где сыны Израилевы роптали на Господа, и где Господь чудесным изведением воды из камня явил им славу Свою, а Моисею и Аарону объявил Свой гнев и наказание, названо водой пререкания.

Назидательные размышления

Вот для нас превосходный пример осторожности в наших суждениях! Не судите, – говорит нам Иисус Христос, – да не судимы будете: вот истина, достойная внимательного размышления! Один кажется нам виновен и между тем, на самом деле, совершенно невинен, или, по крайней мере, согрешение его весьма извинительно; другой кажется нам непорочным, но он не таков в глазах Того, перед Которым единым открыты сокровеннейшие тайны совести. Читая повествование о чудесном изведении воды из камня ударом жезла Моисея, мы не замечаем в этом случае ничего такого, чем бы Моисей и Аарон могли прогневать Бога: но мы не можем не поверить существованию со стороны их какой-нибудь вины в этом случае, когда Сам Бог упрекал вождей народа Своего в маловерии и строго наказал их за оное.

Пример Моисея, впадшего в согрешение, для нас весьма поучителен; этот случай нам представляет новый опыт немощи человеческой и побуждение бдеть неусыпно над собой, не полагаясь на свою мудрость и добродетель, и молить Господа, да сохранит нас от падения. Подобный поучительный пример немощи человеческой представляет ладение Давида – одного из знаменитейших предков Мессии, Петра – первоверховного Апостола, который изъявлял даже готовность пожертвовать жизнью. «Тем же», -по совету Ап. Павла, – мняйся стояти, да блюдется, да не падет» (1Кор. 10, 12).

Камень, из которого истекло такое множество воды, представлял Иисуса Христа, как изъясняет Ап. Павел (1 Kop. 10, 4). Изобилие истекшей из камня воды изображает благодать, изливаемую от Мессии Христа, на что указывают слова Пророка Исаии: «почерпите воду с веселием от источник спасения» (Ис. 12, 3); жезл, которым Моисей ударяет камень, представляет Крест Господень; поведение современных Моисею иудеев, которые «прогневаша Бога на воде пререкания... и прегорчиша дух Его» (Пс. 105, 32–33), изображает неверие и упорство, которые иудеи последующих времен противопоставляли проповеди Иисуса Христа и апостолов; суд Божий над евреями, прогневавшими Бога своим неверием и ропотом и за сие не удостоенными вступить в землю обетованную, есть образ суда Божия над теми, которые неверием в Евангелие Иисуса Христа сами преграждают себе путь к истинной земле обетованной – к небу, вечному спасению и блаженству. Указывая на сие, говорит Ап. Павел: «Блюдите братие, да не когда будет в некоем от вас сердце лукаво, исполнено неверия, во еже отступити от Бога жива. Да убоимся убо, да не когда оставлену обетованию внити в покой Его, явится кто от вас лишився. Ибо нам благовествовано есть, якоже и онем: но не полъзова онех слово слуха, не растворенное верой слышавших. Входим бо в покой веровавши» (Евр.3:12, 4:1–3).

Скрижали Закона

В сороковой день по выходе из Египта, израильтяне пришли в пустыню Синайскую. Моисей взошел на гору, и Бог воззвал к нему с высоты ее, говоря: «Скажи сынам Израилевым: вы видели, что сделал Я с египтянами и как Я перенес вас, подобно тому, как орел переносит на крыльях птенцов своих, и привел вас к Себе; итак, если будете повиноваться гласу Моему и будете верны закону Моему, вы будете преимущественно Моим народом, избранным из всех народов; ибо Моя вся земля, а вы будете царским священством и народом святым». Моисей возвратился к народу и, собрав старейшин, возвестил им, что повелел ему Господь: весь народ отвечал единогласно: «Мы исполним все, что повелел Господь». Моисей представил Господу ответ народа.

Бог повелел Моисею в продолжение двух дней приготовить народ к принятию закона, который ему было угодно дать ему на горе Синайской. На третий день был слышен гром, и заблистала молния; густое облако покрыло гору, раздался глас трубный, и народ пришел в трепет. Господь сошел на Гору Синай, воззвал Моисея на вершину дымившейся горы и повелел ему сказать народу, чтобы он с благоговением внимал глаголам Его. Моисей возвестил народу волю Божию и возвратился на гору.

Господь изрек закон, заключающийся в десяти заповедях:

«Аз есмь Господь Бог Твой, изведый тя от земли Египетской, от дому работы. Да не будет тебе бози инии разве Мне».

«Не сотвори себе кумира и всякого подобия, елика на небеси горе, и елика на земле низу, и елика в водах под землей: да не поклонишися им, ни послужиши им: Аз бо есмь Господь Бог твой, Бог ревнитель, отдали грехи отец на чада до третьего и четвертого рода ненавидящим Мене, и творяй милость в тысящах любящим Мя и хранящим повеления Мои».

«Не возмеши имени Господа Бога твоего всуе; не очистит бо Господь приемлющего имя Его всуе».

«Помни день Субботний еже святити его: шесть дней делай и сотвори (в них) все дела твои; в день же седьмой, суббота Господу Богу Твоему; да не сотвориши всякого дела в он, ты, сын твой, и дщерь твоя, и раб твой, и раба твоя, и вол твой, осел твой, и всякий скот твой, и пришелец, обитая у тебя. Зане в шести днех сотвори Господь небо и землю, море и вся яже в них, и почи в день седмый: сего ради благослови Бог день седмый и освяти его».

«Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, и да долголетен будеши на земли блазе, юже Господь Бог твой даст тебе».

«Не убий».

«Не прелюбы сотвори».

«Не укради».

«Не послушествуй на друга твоего свидетельства ложна».

«Не пожелай жены искреннего твоего, не пожелай дома ближнего твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ни всего елика суть ближнего твоего» (Исх. 20, 2–17).

Потом Моисей получил от Бога наставления о сооружении Скинии Свидения с ее принадлежностями и две скрижали каменные, на которых был написан закон перстом Божиим.

Назидательные размышления

Иисус Христос сказал в Евангелии, что Он пришел не разорить закон, а исполнить его. Как закон естественный, так и писанный, равно неизменяемы; Иисус Христос усовершенствовал их, дав им большую против прежнего обширность и новую силу: так Божественный учитель, запрещая гневаться и обращать на женщину нечистые взгляды, несравненно лучше предупреждает убийство и прелюбодеяние, нежели сама заповедь, их запрещающая.

Ежели не помог закон естественный, говорит Св. Иоанн Златоуст (на Посл. к Рим. беседа VII), не больше сделал и закон писанный, а напротив, и тот и другой послужили бременем для людей, которые не воспользовались ими как должно, и обнаружили, что они заслуживают большее наказание: то нет уже иного средства спастись, кроме благодати. Закон естественный, бессильный дать доброе направление нравственности, не мог спасти мудрецов языческих от нелепостей идолослужения и от всех пороков разврата; писанный не могши оправдать сам собой, не воспрепятствовал евреям предаться тем же заблуждениям, как и язычники, как в том беспрестанно их упрекали Пророки, которых посылал к ним Бог, и по этому, некоторым образом, послужил к тому только, чтобы сделать их еще виновнее: Он возвещал заповедь, но не предупреждал ее нарушение; Он обнаруживал грех, но не давал средств избежать его: это был закон священный, но поврежденный неверными блюстителями. Итак, необходимо было, чтобы новая благодать заменила закон естественный и дополнила закон писанный, исправляя первый и совершенствуя второй: все народы мира ждали этого от отеческой благости Бога, Который сотворил их всех и пред очами Которого нет ни иудея, ни скифа, ни варвара. Сию Божественную благодать нам даровал Ходатай Нового Завета – мы называем ее законом благодати: ею мы оправдываемся без дел закона. Закон не уничтожен: вера в Иисуса Христа не только не разоряет его, но еще сообщает ему твердость.

Золотой телец

Между тем как Моисей находился на горе Синайской для принятия от Бога закона, который Ему угодно было дать своему народу, евреи, видя, что вождь их долго не возвращается с горы, приступили к Аарону и сказали: «Сделай нам богов, которые шли бы перед нами; мы не знаем, что случилось с Моисеем, который вывел нас из Египта». Аарон приказал им собрать и принести к себе золотые серьги жен и дочерей их и, расплавив их, слил из них тельца наподобие идола египетского. Тогда евреи воскликнули: «Вот, Израиль, боги твои, которые вывели тебя из Египта»! Аарон соорудил перед тельцом жертвенник и, собрав на другой день весь народ, принес тельцу жертву; после жертвоприношения народ сел вокруг жертвенника есть и пить, а за идоложертвенной трапезой следовали увеселения и игры.

Тогда Господь сказал Моисею: «Сойди с горы: народ, который ты вывел из Египта, впал в грех. Он скоро удалился от пути, который ты указал ему, слил себе тельца, поклоняется ему, приносит ему жертвы и говорит: вот, Израиль, боги, которые вывели тебя из Египта. Я вижу, что израильтяне Меня оставили; Я изолью гнев Мой на них – истреблю их, а тебя сделаю родоначальником народа великого». Моисей умолял Господа о помиловании евреев и взывал к нему: «Господи, почто возгорается гнев Твой на этот народ, который Ты силой крепкой и мышцей высокой вывел из Египта? Да не подумают, да не рекут египтяне: Он с хитрым умыслом вывел их из Египта, чтобы погубить их в горах и истребить с лица земли. Утоли гнев Твой, буди милостив и прости грех народу Твоему! Вспомни об Аврааме, Исааке и Иакове, рабах твоих, которым Ты клялся Тобой Самим, говоря: размножу племя ваше как звезды небесные, и всю эту землю дам потомству вашему во владение вечное». Господь умилостивился и не совершил того, чем угрожал народу Своему. Моисей сошел с горы, держа в руках две каменные Скрижали Завета, на которых рукой Божией был написан закон, данный от Бога Израильтянам; эти скрижали были дело рук Божиих, как и закон, написанный на них.

Когда Моисей приближался к стану, то Иисус Навин, услышав шум и вопли народа, сказал Моисею, что в стане слышны ратные крики. Но Моисей отвечал ему: «Это не крики побеждающих, и не вопли обратившихся в бегство; я слышу шум упившихся вина». Приблизившись к стану, они увидели тельца и пляски в честь его: в великом гневе, он бросил и разбил скрижали у подошвы горы, тельца превратил в порошок и, всыпав в воду, заставил народ пить ее; потом упрекал Аарона в его недостойной угодливости народу, остановился у врат стана и, желая строго наказать виновных, воззвал: «Соберитесь ко мне истинные чтители Господа»! Потомки Левины, которые не принимали участия в нечестии прочих, собрались около него, и он дал им повеление вооружиться мечом и убивать виновных: от меча их пало в этот день около трех тысяч мужей.

Назидательные размышления

После того, как народ еврейский оказался неверным перед Богом, мы не должны удивляться тому, что он несколько раз показывал себя непокорным и неблагодарным перед Моисеем. С целым народом бывает тоже, что и с одним человеком: уклоняясь на путь несчастия, он погрязает в глубине зла на погибель себе и другим. Кто удаляется от Бога, того и Бог оставляет и предает «в неискусен ум творити неподобное» (Рим. 1, 28).

Что Аарон, брат Моисея, предназначенный быть первосвященником народа Божия, мог дойти до того, что не только своим молчанием и согласием попустил столь ужасное нечестие, но даже сам сделал идола, это для нас должно служить доказательством немощи естества человеческого и обличением самонадеянности тех, которые полагаются на свою мудрость, благоразумие, силу. После такого примера человеческой слабости, кто может полагаться на свои собственные силы?

Господь угрожает истребить народ, сделавшийся неверным Ему, но прощает ему грех его, будучи умилостивлен молитвой Моисея. Познаем из сего, как сильна перед Богом молитва праведника и как мощно ходатайство Святых к отвращению страшных ударов гнева Божия!

Сколько любви и милосердия к людям! Какое высокое самоотвержение в Моисее! Он, как отец, которому ничто не мило без детей его, отрекается от славы быть родоначальником многочисленного потомства и личной своей славе предпочитает спасение своего народа.

Медный змий

Приближалось время, назначенное Господом для вступления сынов Израилевых в землю обетованную; они находились уже на границе земли Ханаанской и готовились вступить в нее. Чтобы сократить путь, им надлежало пройти через землю идумеев, потомков Исава, и потому Моисей послал к царю Идумейскому просить у него позволения пройти через землю его, обещая, как повелел Господь, не останавливаться в ней, не делать никакого беспорядка и заплатить за все, что будет взято: но царь, опасаясь допустить такое множество вооруженных людей в землю свою, отверг просьбу израильтян и выступил против них с многочисленным и сильным войском. Итак, израильтянам необходимо было обойти стороной царство Идумейское: они не должны были взять силой то, чего не могли получать просьбой, ибо Господь запретил им воевать с идумеями, братьями их (Втор.2, 4). Между тем, царь Арадский, услышав о приближении Израильтян, выступил также против них с войском, напал на них и сначала одержал верх, но скоро был ими разбит: они разрушили города его и взяли богатую добычу.

Беспрестанные походы и сражения, продолжительность и трудность пути начали приводить народ в уныние: они возроптали на Моисея и сказали ему: «Зачем извел ты нас из Египта погибнуть в пустыне? У нас нет ни хлеба, ни воды, а эта скудная пища (манна) нам надоела!» Услышав ропот израильтян, Господь наслал на них змей, которых ужаленье было смертоносно. Когда многие погибли от них, то народ раскаялся и, пришед к Моисею, сказал ему: «Мы согрешили ропотом нашим на Бога и на тебя: помолись Ему, да избавит нас от змей». Моисей помолился Господу и Господь сказал ему: «Сделай из меди змея и повесь его на знамени перед народом: кто из ужаленных змеями воззрит на него, тот получит исцеление». Моисей исполнил повеление Господне – поставил перед народом медное изображение змея, и ужаленные змеями немедленно исцелялись при воззрении на изображение.

Назидательные размышления

На ропот Израильтян и жалобы на трудность долгого пути можно смотреть как на одно из опаснейших искушений, которые могут постигнуть христианина. Кто не старается возбуждать в себе веру и надежду на Бога, тот часто бывает в опасности пасть под тяжестью скорбей и трудностей на узком пути жизни, особенно, когда Промыслу Божию угодно бывает продолжить испытание. В сии минуты горести, человек должен вспоминать о благости Бога, Который «нас не обидит, но в научение наказует приближающихся к Нему» (Иудиф. 8, 27), и смириться в сознании грехов своих, которые заслуживали бы несравненно большего наказания, если бы Господь внимал только правосудию своему; он должен прибегнуть к Богу с любовью и преданностью, повторяя слова Псалмопевца: «Благо мне, яко смирил мя еси... Мне же прилеплятися Богови благо есть, полагати на Господа упование мое» (Пс.118:71, 72:28).

Как Моисей был единственным посредником, через которого Бог говорил с народом Еврейским, обличал его или миловал: так Православная Кафолическая Апостольская Церковь есть единственная, установленная Господом Иисусом Христом, истолковательница вечных истин, сокровищница Его милосердия и провозвестница правды Его.

О целебной силе медного змея и о его значении так рассуждает и священный Писатель Ветхозаветный: «Егда тем найде жесток зверей гнев, и угрызеньми свирепых истребляхуся змиев, но не до конца пребысть гнев Твой: в наказание же вмале смущены быша, знамение имущее спасения на воспоминание заповеди закона Твоего: обративыйся бо не вещию зримою целяшеся, но Тобою, всех Спасителем. И в сем же показал еси врагам нашим, яко Ты еси избавляй от всякого зла» (Прем. 16:5–8). Врачевство было единственное, но сильное, ибо было Божественное; оно помогало всем – бедным, богатым, рабам, господам, чужестранцам, и не было предпочтения ни для кого: раны всех были равно неисцелимы всяким другим средством.

В Священном Писании Нового Завета значение медного змея открыто еще с большей ясностью. Змеи, которых укушение сопровождалось чувством нестерпимого жара в теле, изображали демонов и змея древнего, князя их (Апок.12, 9): они смертельно уязвляют нас и воспламеняют в сердцах наших палящую жажду, которая ничем утолена быть не может и оканчивается смертью. Их яд, проникая все существо наше, и нас самих превращает в змей, ибо ко всем грешникам относится то, что Иисус Христос и Его Предтеча сказали об Иудеях: «змия порождение ехиднова» (Матф. 3:7, 23:33). Иисус Христос безгрешный/чтобы исцелить нас и избавить от смерти, явился «в подобии плоти греха» (Римл. 8, 3). Как змей, повешенный на кресте, исцелял тех, которые к нему приближались и на него взирали, так Иисус Христос, распятый на кресте, спасает тех, которые приближаются к нему сердцем сокрушенным и взирают на Него с верой и упованием: «Якоже Моисей вознесе змию в пустыне, тако подобает вознестися Сыну человеческому, да всяк веруя в Он не погибнет, но имат живот вечный» (Ин.3, 14–16). Иисус Христос на кресте есть врачевство единственное, высочайшее, необходимое для всех и всех исцеляющее: кто, чувствуя тягость своего духовного недуга, взирает на Него с живой верой, кто только от него ожидает и с полной уверенностью дерзает просить исцеления, тот, сколь бы ни были застарелы и многочисленны его болезни, не погибнет, но жив будет.

Халев

Когда израильтяне на пути в землю обетованную были уже на пределах ее в Кадис-Варни, то Бог повелел Моисею избрать из двенадцати колен по одному человеку и послать их для осмотрения земли Ханаанской и для собрания сведений о изобилии плодов, ею производимых, о числе и силе ее обитателей и о городах и укрепленных местах, в ней находившихся. Сии соглядатаи рассказами своими о чрезвычайном могуществе народов, обитавших в земле Ханаанской, привели израильтян в уныние и смятение; израильтяне возмутилиеь против Моисея и Аарона, и хотели возвратиться в Египет, избрав себе другого вождя вместо Моисея. Напрасно Иисус Навин и Халев, бывшие в числе соглядатаев, старались успокоить народ уверениями в несомненной помощи и защите Всемогущего Бога – их хотели побить каменьями. Разгневанный этим, Господь объявил, что ни один из вышедших из Египта не войдет в землю обетованную, кроме Иисуса Навина и Халева.

Когда по смерти Моисея израильтяне, так как было повелено от Господа, разделили между собой землю Ханаанскую, то Халев сказал Иисусу Навину: «Ты знаешь, что Господь сказал обо мне и о тебе Моисею, когда Моисей посылал нас из Кадис-Варни осмотреть землю обетованную, и когда я сделал ему донесение самое справедливое, между тем как братья мои, бывшие со мной, своим неосновательным рассказом привели народ в возмущение. – Тогда Моисей сказал мне с клятвой: «Земля, на которой ты стоял, будет навсегда наследием твоим и детей твоих, ибо ты послужил Господу Богу моему. Господь сохранил до сего дня жизнь мою; уже сорок пять лет прошло с того времени, и мне теперь восемьдесят пять; но я и теперь так же крепок, как и тогда, когда был послан осмотреть страну. Итак, дай мне эту гору, которую обещал мне Господь, как ты слышал сам: на ней живут все исполины в крепких городах, и я хочу испытать, не будет ли Господь со мной, и не смогу ли я истребить их». Иисус Навин благословил Халева и отдал ему Хеврон во владение.

Назидательные размышления

Бог истины любит сердце правое, отвращающееся ото лжи и двоедушия и готовое лучше претерпеть всякое несчастие, нежели изменить откровенному и благородному характеру истинного слуги Божия, а особенно, когда дело касается религии и славы Божией. Смотрите, как Халев награжден за свою верность, и помните, что мужественная борьба в защиту истины и справедливости рано или поздно приносит добрые плоды. Служащий Богу от чистого сердца не лишится награды.

Действия Халева в отношении к получению земли, которая была обещана ему и потомкам его, достойны подражания: он не употребляет ни изворотов, ни хитростей, но прямо, со справедливым сознанием своего достоинства, объявляет свое право на то, что ему принадлежит. В Иисусе Навине мы видим человека Божия: он спешит воздать должное истинной заслуге.

Наказание Ахара

Господь передал в руки Израильтян укрепленный город Иерехон, царя Иерехонского и все, что было в городе; стены города, после семидневного обхождения около их с Кивотом Завета, должны были пасть сами собой, при восклицании народа и звуке трубном. Тогда Иисус Навин сказал народу: «Господь передал вам Иерехон. Да будет сей город проклят, да будет пощажена только одна Раав со всем, находящимся в доме ее, за то, что она скрыла в доме своем соглядатаев, посланных нами. Берегитесь брать что-нибудь из того, что вы найдете в городе, чтобы не навлечь гнева Божия на весь полк Израильский: все золото и серебро, все сосуды медные и железные, которые найдены будут, да будут посвящены Господу и да будут положены в сокровищницу Скинии».

Раздался клик народный и глас трубный – и стены пали: израильтяне вторглись в город, взяли его и убили всех, кто был в нем, – мужей, жен, детей, старцев; не было пощады и животным. Был пощажен только дом, по повелению Иисуса Навина, дом Раавы со всем, что в нем находилось. Тогда Иисус изрек на город проклятье: «Да будет проклят перед Господом человек, который дерзнет восстановить город Иерехон; да умрет первенец его в то время, когда он будет полагать ему основание, и да погибнет последний из детей его, когда он поставит врата его».

Некоторые из израильтян преступили запрещение и утаили часть того, что было запрещено им брать под клятвой: между таковыми находился и Ахар из племени Иудина. Это навлекло на израильтян гнев Господень, который скоро обнаружился при нападении их на город Гай: как этот город казался незначительным, то соглядатаи донесли Иисусу Навину, что не нужно идти против него всему народу еврейскому, а достаточно трех тысяч человек для его взятия; Иисус Навин исполнил этот совет – но войско, вместо обычной победы, потерпело поражение и обратилось в бегство. Иисус растерзал одежды свои и со всеми старейшинами израильскими пребывал до вечера, пав ниц перед Господом и посыпав пеплом головы; он воззвал к Господу: «Господи! Неужели за тем перевел Ты народ Твой через Иордан, чтобы предать нас в руки Амореев и погубить? Зачем не остались мы за Иорданом, чтобы там поселиться? – Теперь Хананеяне и все обитатели этой земли, услышав о нашем поражении и бегстве, соединятся между собой, окружат нас и истребят имя наше на земле, и что будет тогда со славой Твоего имени?» Господь отвечал Иисусу: «Встань! Израильтяне согрешили и преступили Завет Мой: они утаили и спрятали между имением своим часть сокровищ Иерехона, которые с клятвой запрещено было брать. За сие Израиль не устоит против врагов своих и побежит от них; Я не буду более с вами, доколе вы не истребите клятвы из среды своей». Иисус собрал народ, по повелению Божию, и объявил, что виновный в татьбе должен быть сожжен. Чтобы отыскать его, сперва бросили жребий по коленам; и он упал на колено Иудино, потом бросили жребий по сонмам и домам этого колена, и он пал на сонм Зары и на дом Замвриин, и указал в нем на Ахара.

Тогда Иисус сказал Ахару: «Сын мой, воздай славу Господу и признайся в том, что ты сделал». Ахар отвечал ему: «Поистине, я согрешил перед Господом Богом Израилевым! Вот проступок мой: увидев между добычей прекрасную пурпурную одежду, двести сиклей серебра и золотой сосуд в пятьдесят сиклей, я захотел иметь их, взял и зарыл в земле под шатром моим». Иисус послал отыскать серебро, сосуд и одежду – и все было найдено в том месте, которое указал Ахар: все это было принесено пред Иисуса и пред Изхраильтян. Ахар и все его семейство побиты камнями и со всем их имуществом сожжены, а над телами его, дочерей его и сыновей наметана груда камней.

Назидательные размышления

В падении Иерехона можно видеть образ действия благодати Божией в душе грешника. При посредстве слова истины, разрушаются твердыни царства греховного, подобно тому, как при звуке труб пали неприступные стены города. Но горе грешнику, если после того, как разрушено царство греха в сердце его, он снова, по своему нерадению, подпадает под власть своего жестокого врага! Евангелие говорит, что злой дух, изгнанный из человека, пользуясь нерадением его, возвращается и «поймет с собой седмь иных духов лютейших себе, и вшедше живут ту: и будут последняя человеку тому горше первых» (Матф. 12, 45).

«Аще утаится кто в сокровенных, и Аз не узрю ли его? Рече Господь... Очи Мои на всех путех их: не сокровенны суть от лица Моего, и не утаена суть беззакония их от очию Моею» (Иер. 23:24, 16:17). Ничто не может утаиться от всеведенья Божия! Беззаконие, соделанное тайно, обличается Богом и наказывается явно: поразительный пример этого представляется на Ахаре.

«Бог есть любы», и, как Он часто говорит в Священном Писании, не хощет смерти грешника, но «еже обратитися и живу бытии ему».Но при этом не должно забывать также, что Бог есть и бесконечное правосудие. Посылая наказание грешнику, Он хочет всегда, чтобы зло послужило к добру, если не прямо, то, по крайней мере, косвенно, как пример: Он хочет, чтобы кара, посылаемая Им за грех, внушала святой ужас тем, которые являются нечувствительными и неблагодарными к Его благости.

Дочь Иеффая

За непослушание и неблагодарность к Богу, в которые Израильтяне впадали много раз после Иисуса Навина, Господь разгневался на них и предал их в руки филистимлян и аммонитян, которые жестоко угнетали их в продолжение нескольких лет. Вразумленные сим бедствием, они пришли в раскаяние, обратились к Господу, ниспровергли в земле своей идолов языческих и стали опять поклоняться Господу Богу, и Он умилосердился над ними.

Чтобы освободить их от порабощения, Бог избрал Иеффая, уроженца Галаадскаго. Быв изгнан братьями из дома отеческого, он сделался начальником скопища людей праздных, занимавшихся разбоем. Когда аммонитяне ополчились против израильтян, старейшины Галаадские пришли к Иеффаю и умоляли его идти им на помощь, предлагая ему начальство над собой: Иеффай, упрекнув их в том, как они прежде поступили с ним, и взяв с них обещание поставить его начальником народа в случае победы над аммонитянами, пошел с ними, и весь народ избрал его начальником своим. Иеффай дважды посылал послов к царю Аммонитскому, чтобы представить ему несправедливость его действий и убедить его оставить в покое народ Израильский: но царь не вразумился.

Дух Божий исполнил Иеффая: он выступил с войском против Аммонитян и, отправляясь в поход, дал Господу обет, в случае победы посвятить ему, или принести во всесожжение первое, что выйдет ему из дома его на встречу по его возвращении. Господь предал врагов в руки его: он взял и разрушил многие города их и опустошил страну их; аммонитяне должны были покориться израильтянам.

Когда он возвратился из похода и приближался к дому своему, единородная дочь его вышла ему навстречу. Увидев ее, Иеффай раздрал одежду свою: сердце его было в тяжкой борьбе между сознанием обязанности исполнить обет, данный Богу, и родительской любовью к дочери. Но дочь сказала ему: «Родитель мой! Если ты дал обет Господу, исполни его; я прошу у тебя только одного: отпусти меня на два месяца в горы оплакивать мое девство». Иеффай исполнил желание дочери; по прошествии двух месяцев она вернулась к нему и, по обету его, посвятила себя на служение Господу, во всю жизнь пребывши девой.

Назидательные размышления

Господь в гневе Своем часто карает народы, семейства, людей порознь. Несчастия и удары от руки Божией, каковы бы они ни были, могут быть и действительно бывают средствами к спасению, которые Провидение посылает людям, чтобы заставить их прийти в себя, смириться и покаянием заслужить прощение и милосердие. Сколько душ своим обращением одолжены несчастиям, которыми Бог, по благости Своей, наказал их грехи! Это доказывает опыт Израильтян: «Егда убиваше я, – говорит о них Псалмопевец, – тогда взыскаху Его, и обращахуся, и утренневаху к Богу: и помянута, яко Бог помощник им есть, и Бог вышний избавитель им есть» (Пс.77:34, 35). О неизреченное чудо Твоей бесконечной премудрости, Господи! Ты наказуешь тех, кого любишь! Что мир называет несчастием, это при нашем раскаянии, при нашей покорности Твоей святой воле, делается истинным источником мира, утешения и блаженства.

Обет Иеффая некоторым кажется необдуманным и исполнение его жестоким и противным закону Божию. Но для предупреждения всякого невыгодного суждения о Иеффае и о его обете должно заметить: во-первых, что Апостол Павел свидетельствует о вере Иеффая и причисляет его к праведникам Ветхого Завета, ревнителям благочестия и правды (Евр.11,32–33); во-вторых, книга Судей представляет его мужем, исполненным Духа Божия: «и бысть на Иеффае Дух Божий» (Суд.11:29); в-третьих, из той же книги Судей можно заключить, что Иеффай не принес свою дочь во всесожжение, что противно было Закону Божию, а только посвятил на служение Богу, с тем, чтобы она всю жизнь пребывала девой – «и сотвори на ней обет свой, им же обещася; и сия не позна мужа»(Суд.11:39).

Далида предает Сампсона

Сампсон, двенадцатый из судей Израильских, отличался необыкновенной силой. Раз пришел он в филистимский город Газу: узнав об этом, филистимляне поставили тайную стражу у городских ворот, с тем, чтобы схватить и убить его, когда он будет выходить из города. Но Сампсон встал в полночь и пошел из города; дошедши до городских ворот и нашедши их запертыми, он снял их с вереями и запорами, положил на плечи, и, прошедши на одну из близ лежащих гор, оставил их на ней, в насмешку над ухищрениями филистимлян.

Он ослепился страстью к некоторой женщине Далиде, жившей в долине Сорек. Узнав об этом, начальники филистимские пришли к ней и сказали ей: «Постарайся выведать от Сампсона, от чего зависит столь великая сила его, и каким образом можем мы овладеть им: за это ты получишь от каждого из нас по тысяче сту сребреников». Далида старалась выведать от Сампсона тайну его необыкновенной силы; он три раза обманывал её, и филистимляне три раза тщетно старались взять его; наконец он сказал ей: «Никогда железо не касалось волос моих; ибо я Назорей, посвященный Богу от чрева матери моей! Если мне обреют голову, то сила оставит меня, и я сделаюсь так же слаб, как и прочие люди». Далида призвала к себе князей филистимских, открыла им тайну и получила за это обещанные деньги. Потом она скрыла филистимлян в доме своем и усыпила Сампсона у себя на коленях; призвав брадобрея, она велела обрить Сампсону голову и, после того, зная, что сила оставила его, разбудила его, говоря: «Сампсон! Филистимляне нападают на тебя!» Проснувшись, Сампсон не знал, что Господь оставил его, и хотел по-прежнему освободиться от врагов, но уже не мог этого сделать. Филистимляне взяли его, выкололи ему глаза и, обременив оковами, отвели в Газу: там заключили они его в темницу и приставили к мельничному жернову.

Назидательные размышления

Судьба Сампсона поучительна. Тот, в котором обитала такая крепость, и которому одному не могли противостоять все филистимляне, был побежден хитростью развратной женщины. Такова сила преступной страсти, так гибельны ее действия, когда она овладевает сердцем человека! Так диавол, постепенно ослабляя в сердце веру и страх Божий, увлекает его в бездну греха. Сампсон, ослепленный страстью, не видел сетей, расставляемых ему той, к которой он привязался преступной любовью; он уверен в своей непобедимой силе, а эта уверенность порождает в нем беспечность, которая губит его: Сампсон «изнеможе даже до умертвия» (Суд. 16, 16.). Но вот, с другой стороны, спасительный плод покаяния, к которому Бог призывает, возбуждает и приводит грешника путем скорби и страданий временных. Сампсон лишен зрения, заключен в оковы, осужден на тяжкую и унизительную работу, и среди этих страданий отверзлись его духовные очи, он познал свое духовное рабство, обратился к Господу, и Господь обратился к нему; с сим вместе и возвратилась к нему его телесная сила, и он исполнил свое назначение, отмстил филистимлянам за свое уничижение и притеснение своего отечества: «Бысть мертвых, ихже умертви Сампсон при смерти своей, множае, неже ихже умертви в животе своем» (Суд. 16, 30.).

Вооз и Руфь

Ноэмминь, жена Элимелеха, из колена Иудина, последовавшая за мужем своим в землю Моавитскую, лишилась его в сей стране. Женивши двоих сыновей своих Хелеона и Маалона на Моавитянках Орфее и Руфи, она осталась жить с ними; но, когда они умерли, то, не находя средств к пропитанию в земле Моавитской, она решилась возвратиться в Иудею.

Руфь не хотела расстаться со свекровью своей, и они вместе отправились в сию страну и пришли в Вифлеем во время жатвы.

В один день Руфь отправилась по приказанию Ноэммини на ниву Вооза, человека очень богатого и близкого родственника Элимелеха, собирать колосья, оставляемые жнецами. Заметив ее, Вооз спросил у одного из жнецов: «Кто эта девица?» Тот отвечал ему: «Это та Моавитянка, которая пришла с Ноэминью из земли своей; она просила у нас позволения ходить за жнецами и подбирать колосья, оставляемые ими, и трудится в поле без отдыха с самого утра и до вечера». Вооз сказал Руфи: «Послушай, дочь моя! Не ходи ни на чью другую ниву собирать колосья, но останься на этом поле со служанками моими и ходи за жнецами: я приказал слугам моим не обижать тебя». Руфь, поклонившись ему до земли, сказала: «Откуда мне такое счастие! Чем я заслужила такую милость твою? Ты благосклонно говоришь со мной, хотя я и чужестранка!» Вооз отвечал ей: «Мне рассказали все, что ты делала для свекрови своей по смерти мужа твоего, и как оставила ты родных твоих и отечество твое, чтобы идти поселиться среди народа тебе неизвестного. Да воздаст тебе Господь за добро, которое ты сделала! Да наградит тебя Господь Бог Израилев, к Которому ты пришла и под крилями Которого ты искала убежища!» «Я нашла милость пред очами твоими, – сказала ему Руфь, – будь же благословен, господин мой, за то, что ты утешил меня: Я буду теперь как одна из рабынь твоих».

После трапезы Руфь стала продолжать собирать колосья, и Вооз сказал рабам своим: «Не препятствуйте ей собирать и даже нарочно оставляйте ей более колосьев». Она трудилась в поле до вечера, потом вымолотила собранные колосья и принесла зерна свекрови своей вместе с остатками от обеда, которые она сберегла для нее.

Ноэмминь сказала ей: «Где собирала ты сегодня и где работала? Благословен да будет тот, кто сжалился над тобой!» Руфь рассказала ей, что она собирала колосья на ниве одного богатого человека именем Вооз, и Ноэмминь открыла невестке своей, что он их близкий родственник. По обычаю еврейскому вдова, оставшаяся бездетной, должна была для продолжения племени вступить в супружество с ближайшим родственником своего мужа: поэтому Руфь сделалась женой Вооза и имела сына Овида, бывшего одним из предков Мессии.

Назидательные размышления

История Руфи составляет предмет особенной книги Священного Писания, которая имеет целью не только объяснить нам родословие Давида, и следовательно, и Самого Иисуса Христа, но также показать нам удивительное попечение Божие о добродетельных. В ней видны благие последствия твердой привязанности к истинной религии, утешение, которое благочестие приносит в скорбях, благотворные последствия скромности и доброй славы. Благоразумие Ноэммини, приверженность к ней, покорность и кротость Руфи, великодушие Вооза прекрасны, трогательны и поучительны. Наконец, великая награда, которую Бог послал чужестранке за ее великодушие, показывает христианам, чего они должны ожидать от благости Божией, когда они отрекутся от всего, подобно ей, чтобы служить Господу с самоотвержением и покорностью.

Всего более заслуживает внимания в Руфи дух зависимости и покорности, которым она руководствуется в отношении к свекрови своей: она не делает ничего без ее полного согласия, не имеет от нее никакой тайны и во всех обстоятельствах доказывает своё почтение и любовь к ней самым похвальным образом.

Илий и Самуил

При Первосвященнике Илие, потомке Ифамара, второго сына Аронова, в маленьком городке Армафеме жил некто Елкана. Жена его, благочестивая Анна, долго была неплодна, но, наконец, по пламенной молитве ее, Бог даровал ей сына в награду за её благочестие и веру. Дитя своё, как дар особенной милости Божией к себе, она по обету, данному ею еще до его рождения, посвятила Богу, и отрок Самуил сделался служителем Господним при Илие Первосвященнике.

У Илия было два сына: Офни и Финеес – люди нечестивые. Будучи священниками, они нерадиво исполняли обязанности своего звания и даже своими поступками оскорбляли и соблазняли народ, приходивший к Скинии для жертвоприношений, и охлаждали его усердие к богослужению. По излишней любви к сыновьям, или по слабости, происходившей от преклонных лет, Илий не употреблял довольно решительных и строгих мер к прекращению беспорядков, и Бог объявил ему, что в наказание за это право священства будет отнято от племени его.

Однажды Самуил заснул в храме Господнем, где был Кивот Завета, и Господь воззвал к нему ночью: «Самуил! Самуил!» Думая, что зовет его Илий, Самуил поспешил к нему и спросил, что ему угодно: Илий отвечал, что он не звал его и велел ему идти спать. Но когда глас, звавший Самуила, повторился еще дважды, то Илий сказал ему: «Поди, спи, а если услышишь, что тебя опять будут звать, отвечай: глаголи, Господи! Слышит раб твой». Самуил опять заснул, и Господь опять явился и воззвал к нему – он отвечал, как научил его Илий, и Господь возвестил ему о ужасных бедствиях, которые должны были постигнуть Илия и все его семейство, и которыми Он уже угрожал первосвященнику за то, что он не обуздывал недостойного поведения детей своих. Утром Самуил пошел, по обыкновению, отворять двери дома Господня и боялся рассказать Илии о своем видении: но Илий призвал его и убедил рассказать, что открыл ему Господь. Самуил все рассказал ему в точности и ничего не скрыл от него: Илий с смиренной покорностью правосудию Божию и с готовностью претерпеть наказание, которое заслужил дурным воспитанием своих детей, отвечал: «Да будет воля Господня».

Самуил возрастал и Бог был с ним: все, что он говорил, исполнялось, и весь Израиль признал его Пророком Господним.

Назидательные размышления

Счастливы матери, которые подобно Анне, матери Самуила, уверены, что дети их принадлежат Богу, а не им; что они им вверены как драгоценный залог, в котором они должны будут отдать отчет Богу, и по этому они должны воспитывать их в страхе Божием и любви к Богу, стараясь с младенчества направить их на путь добродетели. «Юность, – говорит Св. Василий Великий, – подобна мягкому и нежному воску, который принимает всякую форму, которую ему хотят дать, и легко уступает внешнему действию». Одна благочестивая мать беспрестанно повторяла своему сыну: «Сын мой! Я люблю тебя более самой себя: но я лучше желаю видеть тебя мертвым, нежели оскверненным каким-нибудь смертным грехом». – Воспитание, основанное на таких началах, приносит богатые плоды.

Не довольно того, чтобы отец сам был добродетелен; он должен стараться сделать такими же и детей своих, с кротостью и твердостью исправлять их пороки и принимать предосторожности для ограждения их от опасностей, которые на каждом шагу встречаются в мире. Те, которые нерадят о воспитании детей своих, становятся более губителями их, нежели отцами. «Итак, будьте, – восклицает Св. Киприан, – истинными отцами детям вашим, а не предателями, отдающими их во власть диавола».

Все, что Священное Писание говорит нам о младенчестве и юности Самуила, представляет важное нравоучение для детей – они находят в Самуиле превосходные примеры всех добродетелей, соответствующих их возрасту: неизменная верность обязанностям, охотное послушание, совершенная покорность, простота и невинность, преспеяние в добродетели по мере возрастания. Почти в тех же чертах Священное Писание представляет нам и юность Христа.

Не должно ставить в вину религии пороки некоторых ее служителей и соблазн, производимый худыми христианами: Церковь, по материнской заботливости, не первая ли напоминает каждому из чад своих об их обязанностях? Посмотрите, как она их беспрестанно увещевает, ободряет и, в случае нужды, угрожает им наказанием! Она, во имя их спокойствия в сей и блаженства в будущей жизни, заклинает их принести покаяние, если они имели несчастие пасть, убеждает пребывать в молитве, стараясь сделаться святыми и назидать других добрыми примерами.

Низвержение идола Дагонова

Филистимляне напали на израильтян и одержали над ними победу: сыновья первосвященника Илия, находившиеся в войске с Кивотом Завета, были убиты, а сам Кивот Завета взят филистимлянами; Илий, пораженный вестью о сём, упал со своего седалища и умер. Так исполнилось предсказание Самуила о сем несчастном семействе. Кивот Завета, взятый филистимлянами, был отнесен в столицу их Азот и поставлен в капище Дагона, подле сего идола: но на следующий день они увидели Дагона распростертым на земле ниц перед Кивотом. Они подняли его и поставили на прежнее место, но и на следующий день случилось то же самое; притом голова, руки и ноги идола, отделенные от туловища, лежали на пороге капища. Господь наслал различные бедствия на жителей Азота: весь город пришел в смятение, и старейшины решились удалить Кивот из города. Таким образом, Кивот был перевозим из одного города в другой, и в каждом присутствие его было ознаменовано губительной болезнью жителей, так что, наконец, филистимляне должны были познать перст Божий в бедствиях, которые тяготели на них, и возвратить Святыню евреям.

Назидательные размышления

Победа филистимлян над израильтянами, взятие Кивота Завета, наказание Илия и детей его представляют великие уроки, как для целых народов, так и для каждого человека. Израильтяне своей неблагодарностью к Богу сделались недостойным того, чтобы обладать Святым Кивотом Господним. Филистимляне имели высокую идею о святости Кивота и о могуществе Бога Израилева, Которого Престолом он был: они приняли его с радостью и поставили в храме, но этот храм был осквернен присутствием в нем идола; они поставили его подле этого идола, намереваясь соединить вместе служение истинному Богу и божествам ложным. Но они не подумали о том, что Бог Израилев есть Бог ревнитель, Который не терпит совместников, и за это были поражены мечём Его правосудия. Вот верное изображение тех полухристиан, которые в душе восхищаются высотой религии, превозносят чистоту нравственных правил, ею проповедуемых, считают себя счастливыми, что обладают истинами, которых познание не дано ни иудеям, ни многим другим, не озаренным светом веры, народам: но, тем не менее, ставят эту святыню в храм идола и, вместо того, чтобы чистосердечно отказаться от всего, что не совместно с духом евангельским, хотят согласить Иисуса Христа и Велиаа, верование в возвышенные тайны Православной Церкви с нелепыми мудрованиями лжемудрия. Бог, в наказание за это, попускает их порабощать пороками и постыдными страстями, подобно тому, как по Апостола Павла, языческие философы за то, что «премениша истину Божию во лжу и почтоша и послужиша твари паче Творца», преданы были «в страсти бесчестия» и «в неискусен ум творити неподобная» (Рим.1:25, 26, 28).

Но как Бог попустил, чтобы Кивот Завета перешел таким образом во власть врагов Его народа? – Господь хотел посрамить в израильтянах суетную надежду угодить Ему одним наружным поклонением, чуждым духа веры и любви, и в тоже время явить славу своего могущества перед язычниками. Кивот Завета, престол Божий, приносится в землю филистимскую как бы побежденным и плененным, и между тем, заставляет почитать себя, как победителя и владыку; как военная добыча, он поставляется в капище Дагона, и заставляет самого идола поклоняться себе; падший идол восставляется, но сила Святыни Божией опять повергает его долу и сокрушает. Он заставляет с торжеством переносить себя из города в город, дабы обитатели всей земли Филистимской познали, что Бог Израилев есть Единый Бог, великий и страшный: действительно они познали это и, испытав тяжесть руки Его, были принуждены с честью отпустить Кивот и проводить его до пределов земли Израильской.

Давид игрой на арфе прогоняет тоску Саула

С тех пор, как Давид был помазан на царство, Дух Господень почил на нем и отступил от Саула, которого начал с того времени, по праведному суду Божию, мучить дух лукавый. Тогда придворные Сауловы сказали ему: «Ты видишь, что дух лукавый, посланный от Господа, тревожит тебя; если тебе угодно, то мы, рабы твои, поищем человека искусного в игре на арфе, чтобы он играл перед тобой и успокаивал тебя своей игрой, когда будет беспокоить тебя дух лукавый». Саул приказал им найти и представить себе такого человека, и тогда один из них отвечал ему: «Я видел Давида, сына Иессеева, из Вифлеема: он искусен в игре на арфе, и притом юноша сильный и крепкий, способный к воинской службе, сильный словом, прекрасный собой, и Господь с ним».

Итак, Саул приказал сказать Иессею: «Отпусти ко мне сына твоего Давида, который находится при стаде твоем». – Иессей взял тотчас осла, положил на него хлеба, вина, козленка и все это с сыном своим Давидом отослал в дар Саулу. Царь полюбил юношу, сделал своим оруженосцем и оставил при себе. Каждый раз, как дух лукавый овладевал Саулом, Давид начинал играть перед ним на арфе, и Саул получал облегчение – дух лукавый оставлял его

Назидательные размышления

«Мною царие царствуют и сильнии пишут правду», – вещает Господь (Притч.8, 15). «Несть власть, аще не от Бога; сущия же власти от Бога учинены суть», – учит Апостол (Римл. 13, 1). Так Господь избрал и помазал Давида на царство, «и ношашеся Дух Господень над Давидом от того дня и потом» (1Цар. 16, 13). Власть Царей происходит свыше – от Царя Царей и Господа господ; Дух Божий, с минуты священнейшего помазания, непрестанно почивает на них и через них управляет судьбами народов. – Вот высокое, неоспоримо сильное, Христианское побуждение к повиновению власти! Вот единственное непоколебимое основание благоустройства царств и народов! «Повинитеся всякому человечу начальству Господа ради; Бога бойтеся, царя чтите» (1Петр.2:13, 17): в лице царя бойтесь и чтите Бога. Забвение этого великого урока, пренебрежение этой великой заповеди, по грозному суду Божию, тяжко наказывается ужасными последствиями, которые влечет за собой ослепление, в которое впадают народы, приведенные в буйство лукавым духом лжемудрования, безумной гордыни и своеволия.

Когда Бог удаляется от души, во зло употребляющей Его бесконечное милосердие, остается ли она только оставленной самой себе? – Поистине, и в этом случае ее состояние уже очень тяжкое, но ее участь еще ужаснее: где Бог, как отец, не царствует своей благодатью, там диавол свирепствует посредством греха. Но как говорит слово Божие, «нераскаянна дарования и звание Божие» (Рим.11, 29), – дары благодати, посылаемые Богом, не могут остаться без плода для Его славы: итак, что же делает Господь? – Отвергая сердце гордое и самолюбивое, Он призывает к наследию благ Своих сердце смиренное, сознающее свою слабость и ничтожность тварей и возлагающее все упование свое только на помощь Вышнего.

Тоска Саула не была обыкновенная болезнь; это было страдание души, удалившейся от Бога непослушанием Его воли и подпадшей под власть духа лукавого. Это видно как из ясного свидетельства слова Божия, так и из того, что средством к врачеванию служила музыка певца, исполненного Духа Божия и посвятившего Богодухновенную песнь свою хвалению имени Божия. Вот высокое служение музыки – быть провозвестницей славы Божией и орудием к возбуждению в душе помыслов высоких и чувствований святых! Какое оскорбление, какое унижение для сего священного дара, когда, сделавшись языком нечистых страстей, он служит орудием к распространению яда греха и по чертогам богатых и по хижинам бедных! Музыка говорит уму и сердцу: но то, что она иногда высказывает и в публичных собраниях, и в мирном кругу бесед семейных, не служит ли к изгнанию из общества благотворного духа стыдливости и целомудрия?

Победа Давида над Голиафом

Спустя около восьми лет после помазанья юного Давида, возгорелась война между филистимлянами и израильтянами; оба народа собрали все свои силы, ополчились и стали лагерем друг против друга так близко, что только долина их разделяла. И вот из стана Филистимского вышел великан, по имени Голиаф, шести локтей и одной пядени (5 аршин) ростом; он носил на голове медный шлем и был одет в кольчугу, весившую около 5000 сиклей (1500 фунтов); на ногах его были медные набедренники, а плечи его закрывал медный щит; железное острие его копья весило 600 сиклей. – Этот исполин явился перед полками израильтян и закричал им: «Зачем пришли вы сюда и ополчились против нас? – Кончим войну без пролития крови многих: изберите из среды себя человека, который вышел бы со мной на единоборство; если он меня одолеет, то мы будем рабами вашими, если же я одолею его, то пусть вы будете рабами нашими». Услышав это, Саул и все израильтяне пришли в ужас и не могли найти никого, кто осмелился бы сразиться с Голиафом; а он между тем в продолжение сорока дней выходил утром и вечером и повторял свой вызов. Давида, сына Иессеева, не было тогда с Саулом; он возвратился в Вифлием пасти овец отца своего. Случилось, что в это самое время отец послал его в стан Саула повидаться с братьями, находившимися в войске, и отнести им некоторые запасы. Лишь только он пришел в лагерь, как Голиаф вышел из стана своего и повторил перед израильтянами свой вызов. Между тем Израильтяне говорили: «Как этот человек поносит Израиля! – Кто убьет его, того царь осыплет сокровищами, даст ему в супружество дочь свою и освободит от податей дом отца его». Услышав это, Давид стал расспрашивать о награде, назначенной за убиение филистимлянина, и все, кого он спрашивал, повторили ему сказанное: но старший брат его Элиав, услышав такой его разговор, рассердился на него и сказал ему: «Зачем пришел ты сюда и зачем оставил без присмотра в пустыне небольшое стадо наших овец? Я знаю гордыню твою и лукавство твое: ты пришел сюда только за тем, чтобы смотреть на битву». – Давид старался оправдать себя перед братом и, отошедши от него, продолжал расспрашивать, и опять услышал то же, что сказано было ему прежде. Потом, будучи призван к царю, он сказал ему: «Не бойся угроз и ругательств филистимлянина: я, раб твой, выйду против него». Саул отвечал ему: «Ты не можешь с ним бороться, ибо ты еще юн и неопытен, а он привык к битвам от юности своей». Давид возразил ему: «Когда раб твой пас стадо отца своего, то случалось, что приходили лев или медведица и похищали овцу; я догонял их и вырывал добычу из пасти; а если они бросались на меня, то я хватал их за горло и душил. Итак, я, раб твой, убивал льва и медведя; – тоже будет и с этим филистимлянином: пойду, убью его и сниму позор с Израиля. – Кто этот необрезанный, который осмеливается ругаться над воинством Бога живого? Господь, спасший меня от когтей льва и от пасти медведя, спасет меня и от руки его». После этого Саул сказал Давиду: «Иди, и Господь да будет с тобой!» и приказал дать ему вооружение. Вооружившись, Давид едва сделал несколько шагов, как увидел, что оружие, шлем и панцирь слишком непривычны для него, и поспешил сложить их с себя. Взяв свой пастушеский посох, он набрал в руке пять гладких камней, положил их в свою пастушескую сумку, взял в руку пращу и вышел против филистимлянина. – Голиаф издевался над Давидом, но он полагал свою надежду на Бога: «Господь, – говорил он исполину, – предаст тебя в руки мои, да уразумеет вся земля, что есть Господь Бог в Израиле, и да увидит все это множество людей, что ни мечом, ни копьём спасает нас Господь; Он решает судьбу войны и предаст тебя в руки наши». Давид взял из котомки своей один камень и кинул его из пращи в исполина: камень вонзился ему в лоб под шлемом – он упал и умер; Давид собственным мечём его отсек ему голову. Увидев это, устрашённые филистимляне обратились в бегство; израильтяне преследовали их и разграбили их стан.

Давид с торжеством внес в Иерусалим голову Голиафа среди восклицаний и ликования народного.

Назидательные размышления

Промысл Божий всегда действует с одинаковой премудростью; но высочайшая премудрость его наипаче открывается тогда, когда он употребляет средства, по-видимому, самые незначительные и малые для разрушения замыслов гордыни, дерзающей противиться Господу Богу, и, таким образом, заставляет нечестие сознаться в своем ничтожестве. Так рукой юного Давида, вооруженного пращей, поражен надменный великан. Так через двенадцать бедных рыбарей оружием креста покорен Иисусу Христу весь мир.

Давид и Нафан

Давид впал в прегрешение – прегрешение одно повлекло за собой другое. Он пожелал, чтобы жена Урии, одного из военачальников его, сделалась его женой, и чтобы достигнуть этого, дал Иоаву повеление, во время войны с Аммонитянами поставить Урию на таком месте, где бы смерть его была неизбежна: Урия убит, и жена его Вирсавия сделалась супругой Давида и родила ему сына.

Господь, прогневанный грехом Давида, послал ему пророка Нафана, и сей, пришедши к царю, сказал ему: «Царь! В одном городе жили два человека – один богатый, а другой бедный; у богатого было множество овец и волов, а у бедного – одна овца, которая выросла с детьми его, ела с ним один хлеб, пила из его чаши, спала у него на коленях, – он любил её как дочь. Раз странник пришел к богатому, и он, не хотя брать ничего из своих стад на угощение его, взял овцу бедного и приказал изготовить из нее обед гостю». – Давид пришел в гнев на богатого и воскликнул: «Жив Господь! Тот, кто сделал это, достоин смерти; он заплатит за овцу вчетверо, за то, что обидел бедного». Тогда Нафан сказал ему: «Ты тот человек. – Вот что глаголет Господь Бог Израилев: «Я помазал тебя в царя над Израилем и избавил тебя от руки Саула; Я отдал тебе дом и жен господина твоего; Я сделал тебя владыкой народа Израильского и Иудейского, и, если этого мало, приложу еще новые милости. Зачем же презрел ты слово Мое и сотворил зло перед очами Моими? Ты мечём поразил Урию Хеттеянина и жену его взял себе в жены: за это меч никогда не отступит от дома твоего, и, в наказание за твое преступление, Я в самом доме твоем воздвигну тебе беды. Ты согрешил тайно: а Я перед лицом всего Израиля совершу суд Мой над тобой». Давид с чувством глубокого раскаяния сказал Нафану: «Я согрешил перед Господом!» – и пророк отвечал ему: «Господь, видящий искренность твоего раскаяния, простит тебе грех твой: ты не умрешь; но сын твой, рожденный от преступления твоего, не будет жив». Нафан оставил Давида, и по предсказанию его, младенец – плод преступления Давидова – умер.

Назидательные размышления

«Провидение, – говорит св. Амвросий, – попускает иногда и Святым впадать в согрешение. Поставляя их образцами для нас, оно попускает им падать, дабы мы назидались не только их непорочностью и святостью, но и их покаянием. Это имеет еще и другую цель – вразумить Святых, чтобы они не приписывали своей собственной силе того добра, которое совершает в них благодать Божия, а сами собственным опытом познали ее необходимость для спасения. Если бы мы видели только то, как они идут твердыми стопами среди опасностей века сего, мы, далекие от их совершенства, могли бы подумать, что их природа выше нашей и недоступна немощам человечества: эта ошибка повела бы нас к ложному убеждению в том, что невозможно уподобиться им. Но, читая повествования об их согрешениях, мы узнаем, что и они не были свободны от слабостей наших, и отсюда заключаем, что и мы можем подражать их добродетелям».

Как страсть омрачает души самые прекрасные! Давид – это душа столь высокая и просвещенная – Давид, возлюбленный Богом и народом, и не знает о грехе своем: необходимо, чтобы Бог послал ему Пророка Своего открыть грех его. Нафан сначала прикрывает цель своего посланничества и в прекрасной притче представляет Давиду его самого. Изображение преступления так живо и сильно, что Давид не может удержаться, чтобы не осудить виновного на смерть; но, ослепленный грехом, не узнает самого себя в преступнике, и только прямое обличение открывает ему глаза. «Царь, – говорит ему Пророк, – ты этот человек!» Давид как бы пробуждается от глубокого усыпления, познает грех свой и исповедует его перед Богом. – Вот пример истинной ревности, которая умеет соединять неустрашимость в обличении с уважением к лицу обличаемому! Вот образец истинного раскаяния, которое умеет смиряться среди величия! Давид согрешил как человек, но со смирением обратился к Богу. Как было искренне раскаяние и решительно обращение Давида, свидетельством сему служат Псалмы его. Какое в них дышит живое чувство сокрушения! Какое пламенное желание загладить сделанный грех, который он оплакивает! Какая трогательная покорность в очистительных скорбях, которые ему посылаются милосердием и правосудием Божиим! Какое упование на бесконечное милосердие Божие! Какая высота духа в уничижении! Какое мужество в несчастии!. У вы! Между нами нет никого, кто бы не имел себя упрекнуть в чем- нибудь! Мы, грешные подобно Давиду, будем подражать ему и в покаянии! Нас ожидают те же дары, проистекающие от преизбыточе- ствующей благодати Иисуса Христа: покажем себя верными в употреблении их – и блаженство будет воздаянием нашим.

Давид и Авигея

Давид, преследуемый Саулом, должен был искать спасения в бегстве и удалился в пустыню Фаран. Близ Фарана, в пустыне Маон, жил один весьма богатый человек именем Навал – человек грубый и злой; напротив, жена его именем Авигея была женщина благоразумная и прекрасная собой. Стада Навала паслись на горе Кармиле и воины Давида не только не причиняли ему никакого оскорбления, но еще оказали ему услугу охранением стад его. Давид, находясь в нужде, послал к нему дружественное посольство с изъявлением ему своего уважения и с просьбой о пособии для содержания себя и людей своих: но Навал дерзко и оскорбительно отвечал посланным и прогнал их от себя. Они пересказали Давиду ответ его, и Давид решился наказать его за это и отправился к нему с четырьмястами человек вооруженных, оставив двести для охранения своего обоза. Один из слуг Навала открыл Авигее, как принял муж ее присланных от Давида, оказавшего им большие услуги, и какие несчастные последствия вероятно произойдут от сего безрассудного поступка: она немедленно приказала навьючить несколько ослов различными съестными припасами и, ничего не сказавши Навалу, послала все это со слугами к Давиду, а сама отправилась вслед за ними. Спускаясь с горы, она встретила Давида, который в гневе шел со своими людьми наказать Навала и истребить весь дом его.

Увидевши Давида, Авигея сошла с осла и пала ниц к ногам его, говоря: «Господин мой! Пусть падет на меня вина в оскорблении, тебе нанесенном: позволь рабе твоей сказать тебе несколько слов и не откажись выслушать ее». – Она умоляла его простить Навалу дерзкий его поступок, старалась извинить сей поступок безрассудством его и просила Давида принять принесенное ею. – Давид отвечал ей: «Да будет благословен Бог Израилев, пославший тебя навстречу мне; буди благословенна и ты, не допустившая меня пролить кровь и сотворить мщение рукой моей: клянусь Господом Богом Израилевым, не допустившим меня сотворить зло, – если бы ты не встретила меня теперь здесь, завтра утром ни человека, ни скота не осталось бы в живых в доме Навала». Давид принял все, принесенное ею, и сказал: «Иди с миром в дом твой: я готов исполнить просьбу твою».

Авигея возвратилась в дом свой и нашла Навала на роскошном ру, в весели и уже пьяного, и до самого утра ничего не спиказала ему о случившемся. На другой день, когда он вытрезвился, она рассказала ему все происшедшее, и он как бы окаменел от ужаса; через десять дней Господь поразил его, и он умер. Узнав об этом, Давид сказал: «Благословен Господь, воздавший Навалу за оскорбление, мне нанесенное, сохранивший раба Своего от зла, которое он готов был сделать, и обративший неправду на главу Навала». Он послал к Авигее просить ее быть своей супругой: услышав это, она пала ниц и приказала посланным сказать ему: «Раба твоя сочла бы себе за счастие даже умыть ноги слугам твоим». Она отправилась с пятью рабынями своими к Давиду и сделалась его женой.

Назидательные размышления

Повествование о Навале показывает нам, как Бог ненавидит жестоких и гордых, не внимающих воплю бедного, или угнетающих его. Рано или поздно Господь сам мстит за него: «Ему оставлен есть нищий, Он сиру... помощник» (Псал. 9:35.). Терпящие несправедливость и обиды да научатся у Давида обуздывать гнев, который делает человека скорым на мщение! Пример Авигеи показывает, как много добра в домашнем благоустройстве может сделать жена кроткая, заботливая и благоразумная.

Язва в царствие Давида

Царство Иудейское вполне наслаждалось внутренним и внешним миром, и Царь Давид в благоговейной песне воспел Господу благодарность за освобождение от врагов. Но внезапно гнев Божий снова возгорелся против народа еврейского. Среди всеобщего спокойствия Давид впал в тщеславие и самонадеянность: это внушило ему мысль сделать счисление народа, и он приказал военачальнику своему Иоаву и начальникам еврейским перечислить весь народ и донести о числе подданных. Иоав старался отклонить его от этого и говорил ему: «Да умножит Господь Бог сторицей народ твой! Какая тебе нужда делать счисление его? Не вменил бы Господь это в грех Израилю!» Но Давид не уважил его представлений, и он должен был исполнить повеление царское: он отправился вместе с другими военачальниками иудейскими, произвел народосчисление и, возвратившись через девять месяцев и двадцать дней, донес царю, что, кроме колен Левина и Вениаминова, которых он не перечислял, неохотно исполняя повеление царя, оказалось 1 300 ООО способных носить оружие. Едва было кончено народосчисление, как Давид почувствовал раскаяние и воззвал к Господу Богу: «Я согрешил перед тобой, Господи, но молю Тебя – прости грех сей рабу Твоему: Я поступил безрассудно!» – На другой день, по повелению Божию, пришел к нему пророк Гад и сказал ему: «Господь дает тебе на выбор одно из трех бедствий в наказание тебе: или в царстве твоем три года будет свирепствовать голод, или три месяца будут преследовать тебя враги твои, или три дня мор будет над землей твоей. Итак, подумай и скажи мне, что должен я отвечать Пославшему меня». Давид отвечал ему: «Ужасны все сии бедствия, и я недоумеваю, которое из них избрать; но хочу лучше впасть в руки Господни, нежели в руки человеческие, ибо Господь беспредельно милосерд». Итак, Господь наслал на Израиля язву, истребившую семьдесят тысяч израильтян; когда, наконец, Ангел поражающий простер руку свою над Иерусалимом, чтобы опустошить его, Господь умилосердился и повелел ему удержать руку свою. Давид смирился, принес Богу покаяние, воздвиг по повелению Божию, возвещенному через пророка Гада, жертвенник и принес на нем Господу всесожжение. Господь отвратил гнев свой от Израиля и повелел престать страшной язве.

Назидательные размышления

Когда Бог являет человеку, или целому народу, милосердие Свое, и когда получающий благодеяния Его оказывается неблагодарным, тогда возгорается гнев его, и часто для Него достаточно бывает в наказание предоставить виновных влечению их собственных мыслей, чувствований и желаний: «И не послушаша людие Мои гласа Моего, и Израиль не внят Ми, и отпустих Я по начинанием сердец их, пойдут в начинаниих своих» (Пс. 80, 12–13). Бог не влечет никого к злу, но, когда Он удаляется от человека, то диавол овладевает человеком.

«Поведение высших, – говорит Св. Григорий Великий, – бывает соответственно поведению подвластных им: часто случается, что царь или пастырь добродетельный впадает в погрешность вследствие грехов людей, находящихся под властью его. Давид, сей великий пророк, которому Сам Бог дал такое славное свидетельство и которому Он открыл безвестные и тайные Премудрости Свои (Псал.50:8), впал в грех гордости и повелел сделать народосчисление: наказание за этот грех пало на подданных его, которые и сами были во многом грешны"(Нравоуч.кн.23).

Само по себе, народосчисление не было действием противозаконным: но оно было предосудительно по тем побуждениям, из которых проистекало. С первого взгляда на это обстоятельство, можно подумать, что Давид не имел другой цели, кроме славы Божией, – но, на самом деле, он имел в виду только славу свою собственную: так, когда мы бываем не довольно бдительны над самим собой, самолюбие различным образом приводит ум наш в заблуждение, так что, в то самое время, как нам кажется, что мы приносим жертву Богу и исполняем нашу обязанность, на самом деле, мы приносим жертву идолу своей собственной воли, и, что всего прискорбнее в этом случае, – это есть презрение к самым мудрым советам, упорство в выполнении намерения, которого дурные последствия нам предсказывают люди благоразумные.

Слово Божие, говоря о погрешности Давида в наше предостережение от обольщений самолюбия и самонадеянности, с другой стороны, представляет нам в пример его смирение и покорность воле Божией, которые так светло блистают в его раскаянии. Пророк, посланный Богом, предлагает ему на выбор голод, войну и моровую язву – три бедствия, равно способные напомнить ему истину, которую он, как кажется, забыл: что множество его подданных и сила их, которыми он возгордился, ничто перед величием Бога, Который, когда Ему угодно, в краткое время опустошает самые цветущие государства, вооружая всю тварь против гордых, которых Ему угодно смирить. Давид воздал славу Богу, покоряясь Его правде, и этой мудрой покорностью обезоружил, некоторым образом, гнев Судьи своего: «Тии же (израильтяне) преогорчиша Его советом своим, и смиришася в беззакониях своих, И виде Господь внегда скорбети им, и услыша моление их: и помяну завет Свой, и раскаяся по множеству милости Своей» (Пс.105, 43–45).

Мудрость Соломонова

Соломон, казнив смертью Адонию, Иоава и Семея и изгнав Авиафара, которые злоумышляли против отца его и против него самого, утвердил свое царство и заключил союз с фараоном, царем еЕгипетским, женившись на его дочери.

Соломон всем сердцем возлюбил Господа и жил по наставлениям отца своего. Однажды он принес в Гаваоне в жертву Богу тысячу всесожжений; после этого жертвоприношения Господь явился ему в ночном видении и сказал ему: «Проси у Меня всего, чего хочешь». Соломон в ответ на это благословил милосердие Господа, которое так щедро было изливаемо на отца его Давида и на него самого, и просил только единой мудрости. Господь принял с благоволением молитву Соломона и сказал ему: «Так как ты не пожелал ни долголетия, ни богатства, ни погибели врагов твоих, но пожелал единой мудрости, чтобы отличать правду от неправды, Я исполню твое желание и дам тебе сердце столь мудрое и разумное, что никогда не было и не будет мужа равного тебе. Но Я дам тебе еще и то, чего ты не просил у меня, – богатство и славу выше всех царей. Если ты будешь идти путем Моим и будешь исполнять волю Мою, подобно отцу твоему, и долголетие дам Я тебе».

Проснувшись и размыслив о виденном во сне, Соломон отправился в Иерусалим, принес всесожжение перед Кивотом Завета и устроил великий пир для всех служителей своих. В это время две женщины пришли к нему, и одна из них сказала ему: «Государь! Окажи милость – выслушай меня! – Мы обе жили в одном доме, и в нем не было никого, кроме нас; я родила дитя в той комнате, которую мы занимали вместе с этой женщиной, и она родила, спустя три дня после меня. Сын этой женщины умер ночью – она задушила его во сне: пользуясь сном моим, она встала ночью, взяла моего сына, спавшего подле меня, положила его с собой, а мне подложила своего мертвого младенца. Вставши утром и взявши младенца, чтобы кормить его, я заметила, что он мертв, а рассмотрев его внимательно, увидела, что это не сын мой». Другая женщина отвечала ей: «То, что ты говоришь, не правда: мой сын живой, а твой мертвый». Первая возражала ей напротив: «Нет, ты лжешь: мой сын живой, а мертвый – твой». Таким образом они спорили перед царем. Наконец, Соломон повелел принести меч и сказал: «Рассеките пополам живое дитя и отдайте им по половине». Тогда женщина, которой действительно принадлежал живой младенец, желая спасти сына своего, сказала: «Государь! Умоляю тебя, отдай этой женщине живое дитя и не убивай его». Другая говорила напротив: «Не хочу, чтобы младенец достался мне или тебе одной: разделите нам его!» Услышав это, царь сказал: «Отдайте той живое дитя, ибо она мать его». – Весь Израиль узнал о сем суде Соломона, и все стали благоговеть перед ним, видя, что Премудрость Божия изрекает суд устами его.

Назидательные размышления

Закон запрещал Израильтянам браки с иноплеменницами: между тем Священное Писание не порицает Соломона за то, что он вступил в брак с дочерью царя египетского. Причиной этого можно полагать то, что дочь фараона, вступая в супружество с Соломоном, приняла веру в истинного Бога, и, таким образом, перестала быть иноплеменницей. Примеры таких супружеств представляет Священная История и в древнейшие времена: так Моисей сочетался браком с Сепфорой Мадианитянкой, Вооз с Руфь Моавитянкой, Давид с дочерью царя Гессурского.

Слава Соломонова

Мудрость, которую Господь даровал Соломону, в краткое время сделалась предметом удивления народов, и многие из царей иноземных желали видеть его лично и беседовать с ним. Так царица Савская, дабы лично убедиться в истине слышанного ею о Соломоне, прибыла в Иерусалим и привезла с собой множество драгоценностей: ее верблюды были навьючены ароматами и несметным количеством золота и драгоценных камней. Она предложила Соломону для решения различные трудные вопросы и получила на них от него глубокомысленные ответы. Убедившись в его премудрости, увидевши его блистательный дворец, пышность его двора, роскошный стол, великолепное богослужение в храме, им созданном, она была вне себя от удивления и сказала царю: «Справедливо то, что я слышала о твоем величии и твоей премудрости в земле моей; я не хочу верить молве, но теперь вижу, что слышанное мной не составляет и половины того, что я видела моими собственными глазами. Твои сокровища и мудрость далеко превышают то, что о них гласит молва! Счастливы подданные твои! Счастливы слуги твои, находящиеся беспрестанно перед тобой! Благословен Господь Бог твой, возведший тебя на престол Израильский и поставивший тебя царем в образ Свой! – Бог возлюбил Израиля, и, чтобы сохранить его на веки, поставил тебя править им и изрекать ему справедливый суд». Она поднесла Соломону в дар сто двадцать талантов золота и множество ароматов и драгоценных камней: никогда не было видно ароматов столь превосходных, как те, которые царица Савская принесла в дар Соломону. – Царь Соломон дал ей в дар все, чего она только могла пожелать, несравненно более чем она принесла ему. После этого она возвратилась в свое царство со всей своей свитой.

Назидательные размышления

Священное Писание представляет нам Соломона богатейшим из всех, бывших когда либо, царей, а между тем Господь говорит нам в Евангелии: «Смотрите крин селных, како растут: не труждаются, ни прядут; глаголю же вам, яко ни Соломон во всей славе своей облечеся, яко един от сих» (Матф.6:28–29). Иисус Христос хотел таким образом отвлечь наши очи и сердца от всего, что может нам казаться прекрасным и великолепным в мире; сравнивая великолепие царя, славнейшего из всех, бывших когда-либо в мире, с растением, «днесь сущим и утре в пещь вметаемым» (Матф.6:30), и ставя его ниже роскошного убранства сего последнего. Он научает нас правильно судить о славе мира сего и показывает вместе с тем, как безрассудно тварь предпочитать Творцу.

Сам Соломон, будучи просвещаем свыше, познал цену сокровищ земных: изведав всю славу и вкусив все удовольствия мира, он свидетельствует, что они «суета суетствий», и что не в них человек должен искать блаженства, о котором он воздыхает здесь на земле. Этот мудрый царь презирал в глубине сердца своего земные блага и просил от Бога благ иных, более способных удовлетворить потребностям души его. Мудрость – это божественное сокровище, которого «ни червь, ни тля тлит», которое не боится всесокрушающей руки времени, – мудрость, вместе с миром – ее неразлучным спутником, составляла первый предмет его пламенных желаний: она, более, нежели богатство, соделала его и сильным и славным; она осыпает обладающего ею драгоценными благами и избавляет его от всех зол. Вот чудная молитва, которую Соломон воссылал к Господу среди блеска его окружающего: «Боже отцев и Господи милости Твоея, сотворивши вся словом Твоим, и премудростию Твоею устроивый человека, да владеет сотворенными от Тебе тваръми, и да управляет мир в преподобии и в правде, и в правоте души суд да судит: даждь мне Твоим престолом приседящую премудрость и не отрини мя от отрок Твоих. Яко аз раб Твой и сын рабыни Твоея, человек немощен и маловременен, и умален в разуме суда и законов: аще бо кто будет и совершен в сынех человеческих, от существующей Твоей премудрости ни во что же вмениться... Посли ю с небес святых и от престола славы Твоея посли ю: да сущи со мною Трудится, и увем, что благоугодно есть пред Тобою. Весть бо она вся и разумеет, и наставит мя в делех моих целомудреннее, и сохраните мя во славе своей: и будут приятна дела моя, и рассужду люди Твоя праведнее, и буду достоин престолов отца моего. Кто бо от человек познает совет Божий, или кто помыслит, что хощет Бог? Помышления бо смертных боязлива и погрешительна умышления наша: тело бо тленное отягощает душу, и земное жилище обременяет ум многопопечителен. И едва разумеваем, яже на земли, яже на небесех, кто исследи? Волю твою кто позна, аще бы не Ты дал еси Премудрость, и послал еси Духа Святаго Твоего от высоты? И тако исправишася стези сущих на земли, и я же Тебе угодна, научашася человецы. И премудростию спасошася» (Прем. 9:1–6, 10–19).

Воспользуемся и мы примером Соломона, и не будем прилепляться к тому, что ослепляет взоры наши в сем мире; ибо все это скоро проходит, оставляя только пустоту в уме и сердце; но возлюбим мудрость и будем всеми силами стараться снискать этот драгоценный дар! Будем приближаться к ней молитвой о ней, Святыми Таинствами, отвращением от греха! Только она может утолить жажду души, она есть верный залог блаженства в сей жизни и будущей!

Идолослужение Соломоново

Соломон пристрастился ко многим языческим женщинам, происходившим из народов, о которых Господь сказал израильтянам: «Вы не должны брать себе жен из стран сих и дочери ваши не должны выходить замуж за обитателей их, ибо они развратят сердца ваши и вовлекут вас в идолослужение! Соломон забыл повеление Божие и предался этим женщинам: у него было семьсот жен и триста наложниц – они развратили сердце его, и он в старости прилепился к богам чуждым. Сердце его не было столь непорочно перед Богом, как сердце Давида, отца его, и он не следовал путям, по которым Давид ходил перед Богом.

Он воздвиг на горе против Иерусалима храм Хамосу – идолу Моавитскому, Молоху – идолу Аммонитскому и Астарте – богине Сидонской, подобным образом он построил храмы богам всех жен своих, и они совершали в них идолослужение. Соломон забыл, что Господь дважды являлся ему и дважды подтверждал ему, чтобы он не уклонялся к богам иным, но хранил и исполнял заповеди Его. За сие Господь прогневался на него и сказал ему: «За то, что ты так поступил и не соблюл заповедей Моих, и преступил повеления, данные Мною тебе, Я раздеру и раздроблю царство твое, исторгну его из руки твоей и дам его одному из рабов твоих; но ради Давида, отца твоего, не сотворю Я сего при жизни твоей, а исполню то, когда царство перейдет в руки сына твоего. Но и у него не отниму Я всего царства, а дам ему одно колено, ради Давида, раба моего, и Иерусалима, который избрал Я в жилище Себе».

Назидательные размышления
 

Вот еще тяжкий опыт в подтверждение того, как далеко простирается духовная немощь человека! Можно ли без скорби и ужаса подумать о Соломоне, царе, который некогда удивлял народы своей мудростью и правосудием; который более всего просил у Бога мудрости и правосудия, как драгоценнейшего сокровища; который, сознавая и исповедуя тщету удовольствий и богатства, среди блеска величия своего, был предметом удивления вселенной и потом вдруг пал в бездну, сделался рабом чувственности и ослепился заблуждениями идолопоклонства! Мудрый! Не гордись твоей мудростью! Сильный! Не полагайся на крепость твою! – Самонадеянность и самоуверенность есть первый шаг к погибели; «прежде сокрушения возносится сердце мужу и прежде славы смиряется» (Притч.18, 12).

Тот близок к падению, кто забывает, что его совершенства суть нечто иное, как луч света, истекающий от Бога – Солнца истины и правды, кто с греховным самоуслаждением свои взоры останавливает на самом себе, вместо того, чтобы возноситься к Богу, от Которого истекает и мудрость, и добродетель, Который посылает и богатство, и славу. Как страсти ослепляют человека! До каких ужасных крайностей доводят они того, кем овладевают! Не будучи обуздываемы, они, подобно бурному потоку, увлекают человека в бездну греха и погибели. Так Соломон, ослепленный чувственностью и женолюбием, делается поклонником идолов и созидает им храмы!

Ахаав и Иезавель

То, чем Бог угрожал Соломону за грехи его, исполнилось.

По смерти его, десять колен Народа Еврейского отложились от сына его Ровоама, составили Царство Израильское и в то же время впали в идолопоклонство. Цари израильские все были нечестивы; но всех прочих в нечестии превзошел Ахаав. Он был женат на дочери Царя Сидонского Иезавели, и, в угодность ей, в самой Самарии, столичном городе поставил капище Ваалу. К забвению Бога истинного он присоединил и несправедливость к людям. В соседстве с его дворцом был виноградник одного из его подданных – Навуфея. Ахаав пожелал иметь этот виноградник, убеждал Навуфея уступить его себе и вместо него предлагал ему или другой виноградник, или плату. Навуфей не хотел отдать царю наследие предков своих; Ахаав, раздраженный отказом, в сильной досаде не хотел есть. Может быть чувство справедливости, или страх суда Божия, коих некоторые слабые остатки еще были в сердце его, удерживало его от насилия. Но Иезавель, превосходившая в беззакониях своего мужа, приняла на себя исполнение его беззаконной воли. По козням ее, Навуфей, оклеветанный в хулении Бога и царя, был побит каменьями, а виноградник его сделался собственностью царя. Ахаав, узнав о смерти его, изъявил свою печаль – раздрал одежду свою и облекся во вретище; но эта печаль была лицемерная. Он отправился в виноградник Навуфея с тем, чтобы вступить во владение им. Здесь, по повелению Божию, встретил его пророк Илия и сказал ему: «Ты убил Навуфея и завладел его виноградником: за это на том самом месте, где псы и свиньи лизали кровь его, они полижут и твою кровь. Так говорит Господь: «За твои беззакония и за соблазн, произведенный тобой в Израиле, Я предам на погибель дом твой и все твое потомство, как потомство предшественников твоих нечестивых царей». – Ахаав пришел в страх и раскаяние: проливая слезы, облекся во вретище и постился. Господь умилосердился над ним и через Пророка Илию открыл ему, что суд над домом его не совершится при жизни его; но не преминет и не замедлит исполниться при сыне его. Ахаав погиб в войне с сириянами; по смерти его сделался царем сын его Охория и ходил по стопам отца своего и матери своей. Он умер от болезни, последовавшей от падения из окна дворца его, и после него вступил на престол брат его Иорам: при нем совершился суд Божий над домом Ахаава. – Военачальник Ииуй, избранный Богом и помазанный по повелению Божию Елисеем в цари Израильские, поразил Иорама стрелой и приказал его повергнуть в виноградник Навуфея, Иезавель выбросить из окна дворца и труп ее отдать на съедение псам, а прочих семьдесят сынов Ахаава, живших в Самарии, обезглавить.

Назидательные размышления

Гибель нечестивого дома Ахаавова представляет поучительные примеры ужасных следствий любостяжания, несправедливости к ближнему и беззаконного усвоения чужой собственности. «Горе совокупляющим дом к дому и село к селу приближающим, да ближнему отимут что: еда веселитеся едини на земли? Услышашася бо во ушесах Господа Саваофа сия: аще бо будут домове мнози, в запустении будут велицыи и добрии и не будут живущие в них» (Ис.5, 8–9). Велика неправда, тяжко преступление Ахаава, но могущественна и благотворна сила поста, покаяния и слез! «И быст глагол Господень рукою раба его Илии о Ахааве и рече Господь: видел ли еси, яко умилися Ахаав от лица Моего: сего ради не наведу зла во днех его» (3Цар.21:28–29).

Елисей и Соманитянка

Пророк Елисей пришел один раз в Соман, город колена Иссахова, и там одна бедная женщина пригласила его в свой дом подкрепиться пищей; после этого, всегда, когда он проходил через сей город, он заходил к ней, и был ею угощаем. Почувствовавши глубокое уважение к пророку, она сказала мужу своему: «Этот странник, часто приходящий к нам, воистину есть человек Божий: устроим ему и снабдим всем нужным особенную горницу, чтобы он всегда в ней мог останавливаться». – Это было исполнено, и Елисей, приходя в Соман, всегда располагался в приготовленной для него горнице. Раз, отдыхая в сей горнице, он приказал Гиезию, слуге своему, призвать благотворительную Соманитянку и сказал ей через Гиезия: «Ты усердно служишь нам: чтобы мне сделать для тебя в благодарность за это? Нет ли у тебя какого-нибудь дела, по которому бы я мог ходатайствовать за тебя перед царем или перед военачальником?» Она отвечала ему: «Нет! Я живу здесь в мире среди народа моего». Тогда Пророк сказал Гиезию: «Что же сделать мне для нее?» – «У нее нет сына, а муж ее стар, – отвечал ему слуга его, – испроси ей у Бога сына». Тогда, опять призвав ее, Елисей сказал ей: «Через год, в это самое время, и даже в этот самый час, у тебя будет сын». «Господин мой! – возразила она ему – человек Божий, не солги рабе твоей!» – Действительно она родила сына в тот самый час, как назначил ей пророк.

Отрок вырос и, раз пришедши на поле к отцу во время жатвы, сделался болен: отец приказал отнести отрока к матери его – и он в полдень умер на коленях ее. Она положила его в горнице Елисея на постеле его и, выпросивши у мужа одного слугу с ослицей, отправилась к пророку на гору Кармил, где он тогда находился. Пришедши на гору, она пала к ногам человека Божия и открыла ему печаль свою. Елисей сказал Гиезию: «Соберись в путь, возьми посох мой, иди в дом сей женщины и возложи посох мой на лице умершего отрока». А неутешная мать сказала пророку:

«Как жив Господь, и жива душа твоя, так и я не отступлю от тебя, пока ты не пойдешь сам за мной». Итак, он отправился за ней в дом. Между тем Гиезий, пошедши наперед, возложил посох его на лице отрока; но умерший пребывал бездыханен. Елисей, сам вошед в дом, увидел мертвого отрока на постеле своей, затворил дверь и, оставшись один, вознес молитву к Господу; потом семь раз распростерся над умершим: тогда отрок открыл глаза, и пророк, призвав соманитянку, отдал ей сына ее. Она припала к стопам пророка и возблагодарила Бога.

Назидательные размышления

Познаем из этого трогательного происшествия высокое достоинство странноприимства. Соманитянка приняла и успокоила странника Елисея. Вместе со странником благодать Божия поселилась в жилище ее – и дело милосердия получило богатую награду. И может ли быть иначе, когда приемлющие странника под кров свой в лице его приемлют Самого Иисуса Христа по глаголу Его: «Странен бех, и введосте Мене» (Мф.25:35)!

В молитвах и слезах соманитянки об умершем сыне ее представляется обличение нечувствительности тех родителей, которые оставляют детей своих коснеть в смерти греховной, не способствуя их духовному воскресению наставлением, обличением, и, всего более, пламенной молитвой за них к Богу.

В истории соманитянки, и особенно в обстоятельствах, сопровождавших воскресение сына ее, можно видеть изображение промыш- ления Божия о спасении рода человеческого. – Сын соманитянки представляет род человеческий, пораженный смертью духовной. Для его духовного оживотворения явился Моисей, вооруженный жезлом закона, – но закон «немоществоваше» (Римл. 8, 3) – оказался бессильным к оправданию и спасению человека. Бог Отец умилосердился над нами, и нас, мертвых прегрешеньми, воскресил и оживил Единородным Своим Сыном, Иисусом Христом. Он сошел с небес и Своим воплощением снисходит до человека, приближается к нам, склоняет к нам свое величие и, по непостижимому чуду любви, приспособляется к нашей немощи; он принимает на Себя смертность и немощь нашего естества, чтобы даровать нам жизнь и силу. «Себе умалил... послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя» (Флп. 2:7–8), Он совершил то великое дело, еже Отец Небесный даде Ему да совершит, и вверил нас попечению нашей матери Церкви.

Помазание Иоаса и возведение его на царство

Гофолия, мать Охозии, по смерти сына своего истребила все царское племя; один из сынов Охозии, Иоас, был спасен Иосавефой, своей теткой, и скрыт от ярости Гофолии в храме Господнем, где он жил до шести лет в тайне. Гофолия в это время царствовала в Иудее, предаваясь идолослужению: она даже отняла у храма Божия священную утварь и разные вещи, в него пожертвованные, и отдала все это в капище Ваалово.

Спустя шесть лет по смерти Охозии, Первосвященник Иодай, собрав начальников войска Иудейского, показал им сына царева и вверил им и войску его охранение. Потом он собрал в Иерусалим Левитов из всех городов Иудейских и начальников всех родов Израильских, роздал им оружие и, представив им юного Иоаса, возложил на него венец, облек его в порфиру царскую, дал ему в руку книгу закона, провозгласил его царем и помазал его на царство – все воскликнули: «Да здравствует царь!»

Услышавши клики народа, Гофолия пришла в храм: увидев Иоаса, стоящего на возвышенном месте при входе в храм среди ликующего народа, она раздрала одежду свою и воскликнула: «Измена! Измена!» Иодай приказал военачальникам: извлечь ее за ограду и там умертвить. Это тотчас было исполнено. Восстановив таким образом законного царя, Иодай взял обещание с царя и народа вести себя так, чтобы достойно называться народом Божиим. Весь народ устремился на храм Ваала, разрушил его, разбил идолов и перед жертвенником умертвил Мафана, жреца Ваалова. Иодай поставил стражу около дома Господня и восстановил в нем обряды и жертвоприношения по закону Моисееву и по установлению Давидову. Вместе с сотниками и начальниками народными, он вывел царя из храма, ввел, его во дворец царский и посадил на престоле. Весь народ возрадовался, и в Иерусалиме водворился мир.

Назидательные размышления

В истории народов мы нередко видим, как Промысл Божий являет свою силу, восстановляя падший народ или спасая находящуюся в опасности Церковь через одного человека, разрушая рукой его тщетные замыслы Своих упорнейших врагов. В Иосифе, освобожденном из рабства в Египте, в Моисее, спасенном из вод Нила и воспитанном при дворе Фараона, в Иоасе, сохраненном от руки Гофолии в храме, в Давиде, в Иеффае, во многих других открывается нам эта Божественная премудрость, непрестанно бодрствующая над судьбой царств и народов, защищающая их от врагов и избавляющая от величайших опасностей. Да памятуют сие народы и да возлагают свое упование не на мудрость человеческую и не на руку сильных, но на помощь небесную и силу Всевышнего!

Товит

Товит, из колена Неффалимова, был женат на Анне, из того же колена, и имел от нее сына Товию. Когда Израильтяне были побеждены Ассириянами и отведены в плен в Ниневию, не избег и Товит участи своих собратий и был отведен туда же со всем семейством своим. Но и в пленении он остался почитателем истинного Бога, верным закону Его и преданиям отеческим: за это Бог наградил его – он заслужил благоволение царя Салманассара. Милостивым расположением царя он пользовался для облегчения своих плененных собратий: часто посещал их и раздавал им милостыню, Бог награждал его дела милосердия, но посылал ему и несчастья для его испытания. Самым тяжким испытанием его веры было лишение зрения. – К делам милосердия его относилось и то, что он предавал погребению тела своих несчастных единоплеменников, лишенных жизни по повелению жестокого Сеннахирима, преемника Салманассара. Однажды, после такого труда, он отдыхал подле стены: из птичьего гнезда, находившегося на стене, упала ему на глаза нечистота – и от этого сделались бельма на глазах его, и он ослеп. Но Бог, пославший испытание вере и добродетели Товита, даровал ему и избавление от скорби и утешение. Товит, по своей сострадательности к нуждам ближних, одному своему родственнику Гаваилу, жившему в Мидийском городе Рагах, дал взаймы десять талантов без всякого обеспечения; вспомнив об этом, он призвал своего сына Товию и приказал ему отправиться к Гаваилу и получить с него деньги, которые сей был ему должен. – Юноша тотчас отправился, и Господь послал ему спутника Ангела Рафаила, принявшего на себя образ такого же юноши, как и он. На пути, когда хотел омыть ноги в реке Тигре, большая рыба, выскочившая из реки, хотела поглотить его. Ангел приказал ему поймать ее, вынуть из нее сердце, печень и желчь и взять их, говоря, что это принесет много пользы впоследствии. Когда же они пришли в Экбатану, Товия, по совету Ангела, женился на дочери родственника своего Рагуила Сарре, которая уже семь раз вступала в супружество, и все мужья ее были задушены демоном в первую ночь брака. Ангел научил Товию отгнать демона посредством курения рыбьей печени. Получив деньги с Гаваила, он в сопровождении Ангела благополучно возвратился к родителям. Когда они приближались к дому родителей, Рафаил сказал Товии: «Как скоро войдешь ты в дом свой, помолись Господу, Богу твоему; потом облобызай отца твоего и помажь глаза его принесенною тобой рыбьей желчью: глаза его откроются, он узрит свет небесный и возрадуется, видя тебя! Услышав о прибытии сына, Товит и Анна вышли ему навстречу и с радостными слезами лобызали его, и благодарили Бога. Тогда Товия взял рыбью желчь, помазал ею глаза отца своего; отец прозрел и со всем семейством своим, с родными и знакомыми, прославил Бога. Жена Товии, Сарра, прибыла спустя семь дней после мужа своего, который отправился прежде ее; она привела с собой свои стада, принесла большую сумму денег, полученную ею в приданое, и десять талантов, полученные с Гаваила.

Товия рассказал отцу о всех благодеяниях Божиих, явленных ему во время пути его.

Назидательные размышления

Святой царь – пророк Давид, рассуждая в псалмах своих о праведнике, возлагающем надежду свою на Господа, говорит: «Вышняго положил еси прибежище твое. Не придет к тебе зло, и рана не приближится телеси твоему. Яко Ангелом своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих: на руках возмут тя да не когда преткнеши о камень ногу твою: на аспида и василиска наступиши, и попереши льва и змия. Яко на Мя упова, и избавлю и; покрыю и; яко позна имя Мое. Воззовет ко Мне, и услышу его; с ним есть в скорби, изму его и прославлю его: долготою дней исполню его, и явлю ему спасение Мое» (Пс. 90, 9–16). Сии утешительные слова царя-пророка подтверждаются многими примерами, особенно же примерами Товита, сына его, и Сарры, дочери Рагуиловой. Какое непоколебимое в несчастии ограждение от уныния составляет упование на всепремудрый и всеблагий Промысл Божий и свидетельство непорочной совести! История Товита показывает нам, как милостыня привлекает к нам милосердие Божие: «Блажены милостивии, яко ти помиловании будут» (Матф. 5, 7)! Покровительство, оказанное Товии Рафаилом, научает нас чтить Святых Ангелов Божиих и особенно того, которому Бог вверил хранение каждого из нас. Наконец, в исцелении старца Товита мы видим, что Бог посылает на нас, т.е. попускает, болезни, и Бог же исцеляет от них, благословляя естественные врачества и подавая им целебную силу. Как часто люди забывают эту истину! Если бы чаще вспоминали о ней, то мы не видели бы столь неблагодарными к Господу людей, которые от угрожавшей смерти возвращены неожиданно к жизни и к здравию!

Видение Валтасара

Валтасар, царь Вавилонский, приготовил великолепный пир для тысячи вельмож двора своего. Упившись вином, он повелел подать себе золотые и серебряные священные сосуды, взятые отцом его Навуходоносором из храма Иерусалимского, и пил из них вино с вельможами своими, восхваляя богов своих. Вдруг явились персты руки человеческой и написали неведомые слова на стене палаты, в которой пировал Валтасар. Царь смутился и изменился в лице, он повелел тотчас привести к себе волхвов и гадателей и сказал им: «Кто из вас прочтет и изъяснит мне сии слова, тот будет облечен в багряницу, получит золотую цепь на шею свою и будет третьим по мне в царстве моем». Но никто из мудрецов вавилонских не мог прочесть таинственных письмен: царь еще более смутился, вельможи его также были в великом страхе.

Услышав о происшедшем, царица пришла к пирующим и сказала царю: «Живи многие лета, царь! Не смущайся: есть в царстве твоем человек, исполненный Духа Божия; он сделался известен мудростью при царе Навуходоносоре, отце твоем, и был поставлен от него начальником над всеми мудрецами вавилонскими, ибо нет человека мудрее его в изъяснении снов, в открытии тайн и в разрешении трудных вопросов. – Это Даниил, прозванный Валтасаром: призови его, он изъяснит тебе сии письмена».

Царь призвал Даниила и сказал ему: «Ты ли Даниил, один из пленных иудеев, приведенных отцом моим из земли иудейской? – Я слышал, что в тебе Дух Божий, и что нет человека, который мудростью мог бы сравниться с тобой. Мудрецы вавилонские являлись пред лицо мое, но ни один из них не мог прочесть сих письмен: ты слывешь человеком сведущим в изъяснении тайн – объясни мне смысл сих слов, и я повелю облечь тебя в порфиру, возложить на шею золотую цепь, и ты будешь третьим по мне в царстве моем». Даниил отвечал: «Я не желаю даров твоих – отдай их служащим при дворе твоем: я изъясню тебе таинственные слова. Царь! Всевышний Бог дал царство, силу, славу и честь Навуходоносору, отцу твоему, и поэтому все народы благоговели и трепетали перед ним: в его руках были жизнь и смерть всех; он возводил и низводил, кого хотел. Но когда возгордилось сердце его, он был низведен с престола и лишился царства и славы. Он был изгнан из среды людей, жил с дикими ослами, питался травой, как вол, и блуждал без крова до тех пор пока не признал верховную власть Всевышнего над царствами и над царями. И ты, сын его Валтасар, не смирил сердца своего, хотя знал все это: ты восстал против Господа Бога, Царя Небесного, повелел принести на пир сосуды, взятые из храма Его, пил из них вино с вельможами твоими, на пиру хвалил бездушных богов своих, которые ничего не видят и не имеют, – но не воздал славы Богу, содержащему на деснице Своей жизнь твою. Поэтому Бог послал персты этой руки, писание которой ты видишь. – Вот что написано: Мани, Фекел, Фарес, и вот что значат слова сии: Мани – Бог счел дни царствования твоего и назначил близкий предел ему; Фекел – ты взвешен на весах правосудия Его и оказался слишком легким; Фарес – твое царство разделено и отдано мидянам и мерсам.

Тогда царь повелел одеть Даниила в порфиру, возложить на шею его золотую цепь и объявить во всем царстве, что он третий по царе. В эту самую ночь исполнился суд Божий: Валтасар, царь Халдейский, убит, и ему наследовал мидянин Дарий.

Назидательные размышления

В Валтасаре мы видим сластолюбца и святотатца, получившего примерное наказание от Бога. Притом в последней судьбе его нам представляется опыт сей великой истины, что Вышний владеет царством человеческим, «и ему же восхощет даст е» (Дан. 4, 22).

Эсфирь и Артаксеркс

Артаксеркс, царь Персидский, по наветам первого вельможи своего, злодея Амана, повелел истребить всех евреев, находившихся в царстве его. Верный Мардохей, дядя супруги царевой, евреянки Эсфири, узнав об этом, явился к ней и умолял ее просить у царя помилования своим собратьям. «Аман, второй по царе, – говорил он ей, – замышляет погубить нас. Вспомни дни сиротства твоего, вспомни, как я воспитывал тебя: призови Господа в помощь, поди к царю – и твоим ходатайством спаси нас от погибели». Эсфирь повелела ему собрать всех иудеев, живших в Сузах, столице Персии, и вместе с ними три дня и три ночи провести в молитве и посте, а сама со служанками своими облеклась в печальное платье и три дня провела в усердной молитве к Господу. На четвертый день Эсфирь в блестящем одеянии, с двумя прислужницами, пошла к царю, скрывая под веселым видом свою печаль и страх гнева царева, ибо никто, не быв им призван, не должен был входить к нему. В это время царь во всем блеске величия своего сидел на престоле; вид его был грозен. – Увидя Эсфирь, он бросил на нее гневный взгляд, и царица лишилась чувств и упала на руки своих служанок; тогда Бог переменил на милость сердце царево – он сошел с престола своего и старался ободрить ее. Эсфирь сказала ему: «Государь! Увидевши тебя, я помыслила, что вижу Ангела Божия – и сердце мое пришло в смятение от величия твоего». Сказавши это, она опять упала и снова готова была лишиться чувств. Тогда царь сказал ей: «Что ты хочешь, Эсфирь, и какая твоя просьба? Я готов дать тебе даже до полуцарства моего». Она отвечала ему: «Умоляю царя пожаловать завтра вместе с Аманом ко мне на пир». На другой день царь вместе с Аманом прибыл на пир. Во время пира, Артаксеркс обратился к Эсфири и снова подтвердил ей свою готовность исполнить ее просьбу и дать ей даже до полуцарства своего. Эсфирь отвечала ему: «Вот моя просьба: если я обрела милость перед очами царя, и если ему угодно исполнить мою просьбу, то пусть царь вместе с Аманом и завтра пожалует на пир мой; – тогда я открою царю мое желание». Аман с торжеством возвратился в дом свой; проходя, он увидел Марходея, который, сидя у дворца царского не только не поклонился ему, но даже вовсе не обратил на него внимания. Скрыв свою досаду, гордый вельможа возвратился в свой дом, и, призвав жену свою Зосару и друзей своих, изобразил перед ними свое богатство, свою славу и почести, оказываемые ему царем и царицей. «Но все сии почести для меня ничто, – присовокупил Аман, – пока я буду видеть еврея Мардохея сидящим на дворе царском». – Зосара и друзья его отвечали ему: «Повели поставить высокую виселицу, и испроси завтра утром у царя повеление повесить Мардохея – и тогда с полной радостью пойдешь на пир царицы». Этот совет был по сердцу Аману, и он приказал поставить виселицу. Но Бог защищал Мардохея от ярости врага его, и соблюдал Амана, дабы на главу его низринуть следствия его зависти.

Назидательные размышления

Удивительное поведение Эсфири в этих столь трудных обстоятельствах представляет нам чудный пример молитвы перед Богом. Молитва, излитая ко Господу этой добродетельной царицей прежде нежели она стала предстательствовать перед царем за братий своих евреев, представляет нам образец истинного языка благочестия и верности Богу.

«Господи мой Царю наш! Ты еси один, помоги мне единой и неимеющей помощи разве Тебе, яко беда моя в руце моей! Аз слышах, Господи, от отца моего, в племени отечества моего, яко Ты, Господи, приял еси Израиля от всех язык, и отцы наши от всех праотец их в наследие вечное, и сотворил еси им, елика глаголал еси, и ныне согрешихом пред Тобою, и предал еси нас в руки враг наших, занеже славихом Бога их: праведен еси, Господи и ныне недоволни быша горестию работы нашея, но положиша руки своя на руки идол своих исторгнути заповеди уст Твоих, и погубити наследие Твое, и заградити уста славящих Тя, и угасити славу храма твоего, и олтаря твоего, и отверзети уста языком во угождения суетных, и удивитися цареви плотскому во веки. Не предаждь, Господи, скиптра Твоего сим, иже не суть, и да не посмеется в падении нашем, но обрати совет их на ня; наченшего же на нас, в притчу положи: помяни Господи, познан буди во время скорби нашея, и мене сподоби дерзновения, Царю Богов и всякого начальства Содержителю, даждь слово благоугодново уста моя пред львом, и премени сердце его в ненавидение воюющаго ны, во истребление его и с ним советующих: нас же изми рукою Твоею, и помози ми единой и неимеющей никогоже, токмо Тебе, Господи: всех разум имаши, и веси, яко возненавидех славу беззаконных и гнушаюся ложа необрезанных, и всякого иноплеменника. Ты веси нужду мою, яко гнушаюся знамения гордости моея, еже есть на главе моей во днех видения моего, гнушаюся его, яко рубищ оскверненных, и не ношу его в день молчания моего. И не яде раба Твоя от трапезы Амоновы, и не прославлях пира царева, ниже Пиях вина требищ идольских; и не возвеселися раба Твоя от дне пременения моего даже до ныне, точию от Тебе, Господи, боже Аврамов; Боже, могий над всеми! Услыши глас безнадежных, и избави нас от руки лукавнующих и изми мя от страха моего» (Эсф. 4, 17).

Почести, возданные Мардохею

В ночь после пира царицы, Господь отнял сон у Артаксеркса, и он приказал читать себе памятные записки о происшествиях, случившихся в его царствование. В них, между прочим, упомянуто было о том, что Мардохей открыл заговор двух евнухов злоумышлявших на жизнь царскую: услышав это, царь спросил: «Чем награжден Марходей?» И узнав, что он не получил никакой награды, призвал Амана, пришедшего в то время во дворец просить повеления повесить Мардохея, и сказал ему: «Что должно сделать тому, кого царь хочет удостоить высшей почести?» Думая, что царю не кого прославлять кроме него, Аман отвечал: «Человека, которого царь хочет прославить, должно облечь в царскую одежду, посадить на царского коня и возложить на главу его царский венец. Первый вельможа царский должен облечь его и вести его коня по всему городу, и провозглашать: «Вот почесть, которую царь хочет воздает тому, кого хочет прославить!» Тогда царь сказал: «Так поди же скорее сделай все это иудеянину Мардохею, служащему при дворе моем». Аман исполнил повеление царя и, стеная от злобы, возвратился в дом свой, и о случившемся рассказал жене и друзьям своим. – Они отвечали ему: «Если из племени иудейского этот Марходей, перед которым ты должен был смириться, то ты падешь в борьбе с ним».

Между тем пришли посланные звать Амана на пир к царице, и он отправился к ней вместе с Артаксерксом. В этот день царь опять сказал Эсфири: «Скажи мне, что ты желаешь: я готов тебе дать до полуцарства». Эсфирь отвечала ему: «Царь! Если я обрела милость перед очами твоими, умоляю тебя даровать мне мою собственную жизнь и жизнь моего народа, ибо мы осуждены на погибель. Есть клеветник, который ищет нашей погибели; этот злодей не достоин быть во дворе царском». Разгневанный царь спросил: «Кто этот злодей?» – И Эсфирь назвала ему Амана. Тогда Артаксеркс с гневом встал из-за стола и удалился в сад. Аман бросился перед царицей на колена, умоляя ее о заступлении перед царем: но в это время вошел Артаксеркс и, видя, что Аман припал к ложу царицы, еще более разгневался на его дерзость. Тут один из придворных сказал царю: «Аман поставил на дворе дома своего высокую виселицу для Мардохея, который спас жизнь царю». – Царь тотчас повелел повесить на этой виселице самого Амана, и это было немедленно исполнено. А царице было отдано все имение Амана, и Мардохей представлен царю, как дядя ее. Царь вручил ему перстень, который носил Аман, и Эсфирь поставила его над всем имением Амановым. По ходатайству Эсфири, Артаксеркс издал указ, которым не только отменена была казнь, на которую осуждены были евреи, находившиеся в царстве Персидском, но и дарованы были им различные милости.

Назидательные размышления

Да не смущается верующий, когда злочестивый торжествует, гонит его добродетель, посмеивается над его верованиями и хулит его Бога. Нечестивый – это слепец, которого нечистые страсти волнуют и низвергают в бездну в ту самую минуту, когда ему кажется, что он достиг всего, чего желал. Он ослепил сам себя, он не знает, куда идет, и в ту самую минуту, когда мечтает быть на пути к славе и счастью, Премудрый Бог в праведном гневе Своем попускает ему обретать наказание себе в самом беззаконии своем; меч, который он дерзко подъемлет над главою тех, коих вся вина в том, что они мешают его честолюбию, алчности в корысти и плотоугодию, упадает на него самого в поучение народам и семействам, что есть Провидение, которое внимает воплям угнетенной невинности и видит неправды нечестивого себялюбия.

Даниил во рве львином

Дарий, мидянин, царь Халдейский, поставил в царстве своем сто двадцать сатрапов для управления областями под главным надзором трех начальников, между которыми был и Даниил: им должны были сатрапы отдавать отчетно всем, дабы не беспокоить царя. Даниил был первым между начальниками, ибо он был исполнен Духа Божия; царь даже был намерен поставить его над всем царством своим. Такое расположение царя к Даниилу возбудило к нему зависть в прочих начальниках и сатрапах, и они стали искать случая обвинить его перед царем. Не могши найти ничего дурного в поведении верного Даниила относительно его должности, они решились поставить ему в вину само его благочестие и ревность по закону Божию. Они пошли к царю и сказали ему: «Царь Дарий! Здравствуй многие лета! Все князья, военачальники и сатрапы царства твоего молят тебя издать повеление, чтобы тот, кто в продолжение тридцати дней попросит чего-нибудь у какого-нибудь бога или человека, кроме тебя, был ввержен в ров львиный». Царь согласился и тотчас издал повеление. Даниил имел обыкновение, открыв окно, обращенное к Иерусалиму, каждый день три раза приносить молитву Богу, преклонив колена. Не взирая на повеление царское, он продолжал молиться ежедневно, и враги его тотчас донесли об этом Дарию. Пришедши к царю, они сказали ему: «Царь! Не повелел ли ты, чтобы тот, кто, в продолжение тридцати дней, будет просить чего-нибудь от какого-либо бога или человека, кроме тебя, был ввержен в ров львиный?» – Он отвечал им: «Вы говорите справедливо: таково повеление, данное всем Мидянам и Персам, которого никто не смеет нарушить». Тогда они сказали: «Даниил, один из пленных Иудеев, не повинуется твоему повелению и каждый день три раза молится Богу своему». Услышав это, царь очень огорчился и старался найти средство к спасению Даниила: но придворные говорили ему, что закон, данный всем Мидянам и Персам, не может быть безнаказанно нарушен, и царь вынужден был дать повеление ввергнуть Даниила в ров львиный, утешая его надеждой, что его Бог спасет его. Итак, Даниила ввергли в ров львиный и вход в него завалили камнем, который запечатали печатями царя и вельмож: но Бог заключил челюсти львов, и они не сделали никакого вреда Даниилу.

В этот день, от горести, царь не мог вкусить пищи и ночью не мог заснуть; наутро он встал рано и пошел ко рву львиному. Пришедши ко рву, он громким, но прерываемым воздыханиями, голосом позвал Даниила, говоря: «Даниил, раб Бога живого! Бог, которому ты служишь, спас ли тебя от челюстей львиных?» – Даниил отвечал ему: «Царь! Здравствуй многие лета! Бог мой послал мне Ангела Своего, который заградил пасть львов, и они не сделали мне никакого зла, ибо Он увидел невинность мою перед тобой, – и что я не сделал никакого преступления». Тогда царь возрадовался и повелел вывести Даниила из рва львиного, а тех, которые обвиняли его, ввергнуть туда с женами и детьми их: они были растерзаны львами прежде, нежели достигли до дна рва.

После этого Дарий всем народам, обитавшим в его царстве, дал указ, которым предписывалось всем подданным его со страхом и трепетом чтить Бога Данилова, ибо Он Бог живой и пребывающий во веки; Его царство не разрушится никогда и власть его пребудет во веки; Он избавляет и спасает, творит знамения и чудеса на небеси и земли; Он избавил Даниила от уст львиных. После этого Даниил продолжал управлять государством в царствование Кира, царя Персидского.

Назидательные размышления

Провидение вознесло Даниила наверх почестей и скоро добродетель его, первая причина его славы, испытана блистательным образом. Высшее достоинство в великом государстве не в силах было поколебать его и совершенная доверенность его государя не могла ослабить в нем чистой веры. Но то, что составляло величие его перед богом и царем, подало людям случай к козням против него, возбудило против него зависть вельмож и подвергло его веру еще тягчайшим испытаниям: однако Даниил был непоколебим в своей добродетели, Даниил не престал молиться – и Господь Сам посрамил злобу врагов его.

Так диавол непрестанно ухищряется отвлечь нас от Бога, дабы мы прилепились к твари; счастлив тот, кто среди искушений усугубляет бдительность и молитву: он не погибнет, доколе не отступит от источника жизни!

Старец Елеазар и семь братьев Маккавеев

Иудеи, после пленения Вавилонского, были в зависимости сперва от персидских, потом от македонских, после от египетских царей; напоследок они подпали под владычество царей Сирийских. Приходном из сих последних, Антиохе Епифане, они терпели жесточайшее гонение. – Он ограбил и осквернил храм Иерусалимский, истреблял Священные книги, запрещал евреям праздновать субботу и прочие праздники и даже принуждал их оставлять веру отцов и поклоняться идолам, а тех, которые оставались непоколебимыми в вере и законе Божием, предавал жестоким мучениям.

В это время жил благочестивый и мудрый старец Елеазар из почтенного сословия книжников. Он был взят язычниками и принуждаем вкусить пищу, запрещенную законом Божиим. Старец, предпочитая смерть жизни, купленной нарушением закона, отказался, и, когда знавшие его умоляли только показать вид, что вкушает идоложертвенное мясо, отвечал им: «Недостойно преклонных лет моих лицемерие: юноши, видя девяностолетнего Елеазара, преступающего закон, соблазнятся этим примером, и я, сохранив ненадолго мою жизнь, посрамлю старость свою. Что пользы теперь мне избавиться от муки человеческой? От руки Всемогущего я не избегу ни в жизни, ни по смерти. Если же я теперь умру мужественно, то явлюсь достойным своей старости и юношам подам добрый пример, как умирать ради закона Божия». – Такая речь его еще более раздражила мучителей, и его твердость была увенчана венцом мученическим.

Примеру Елеазара последовали семь братьев, юные Маккавеи, вместе со своей матерью: мучитель заставлял их вкусить свиного мяса, вопреки закону Моисееву – но ни истязания бичами, ни другие мучения не могли поколебать их твердость. Старший из них сказал царю: «Чего хочешь ты от нас? – Мы готовы скорее умереть, нежели преступить отеческие законы». Раздраженный Антиох повелел отрезать ему язык, содрать с него кожу и, отрубив руки и ноги, жарить его на раскаленной сковороде. Мать и братья его, смотря на его мучения, ободряли друг друга к мужественной смерти.

Когда первый испустил дыхание, повели на мучение и второго: содрав ему кожу с головы, спросили его: хочет ли он исполнить волю царя? – Но отрекся и подвергся участи брата своего: он испустил дух, исповедуя свое упование на Бога и надежду воскресения и живота вечного. При последнем издыхании, сказал он царю: «Ты отнимаешь у нас временную жизнь: но Царь мира нас, умирающих за Его закон, воскресит в воскресении живота вечного».

Третий на угрозы мучителя неустрашимо отвечал: «От Бога получил я жизнь – не страшусь мучений за Его закон: от Него надеюсь получить жизнь вечную». Царь и бывшие с ним удивлялись твердости юноши, но ничто не могло поколебать их жестокости – и он был замучен.

Такой же участи подвергся и четвертый. При последнем издыхании, он обратился к царю и сказал ему: «Мы, убиваемые от человеков, воскресения чаем от Бога: Тебе же воскресения в жизнь вечную не будет».

Пятый, будучи предан мукам, воззрел на царя и сказал ему:

«Хотя ты облечен властью, но ты такой же смертный человек, как и мы: не думай, чтобы Бог нас оставил без защиты и тебя без наказания. Ты некогда познаешь власть Его над собой, и гнев Его откроется на тебе самом и на всем роде твоем».

Шестой умирая, сказал царю: «Мы страждем и умираем за грехи наши: но ты, враг Божий, не надейся остаться без наказания!»

Между тем, мать бестрепетно взирала на страдания сынов своих и каждого из них увещевала не изнемогать в вере отцов и мужественно идти на смерть. «Я не знаю, – говорила она, – как зачала вас во чреве моем; я не дала вам душу и жизнь, не я образовала ваши члены: но Творец мира, создавший род человеческий. – Не щадите своей жизни ради законов Его: Он паки оживотворит вас!» Антиох, испытав безуспешность угроз и мучений, младшего из Маккавеев хотел лестью и обещаниями преклонить к идолопоклонству, с клятвой обещая осыпать его за это почестями: но юноша не колебался. Тогда мучитель повелел матери стараться советами своими склонить его к исполнению воли царской. – Но она сказала сыну своему: «Сын мой! Сжалься надо мной, носившей тебя в чреве своем, питавшей тебя молоком своим и с такими заботами воспитавшую тебя до сего возраста! Воззри на небо, на землю и на все, что их наполняет, – все это и род человеческий сотворены из ничего Богом: не отрекайся от него ради мук, но умри бестрепетно и яви себя достойным братьев твоих, чтобы я тебя вместе с ними сподобилась встретить в селениях вечной радости». Едва она успела это сказать, как юноша обратился к мучителям и сказал им: «Чего вы ждете? – Я не слушаю повеления царева, но повинуюсь закону, данному отцам нашим через Моисея. – Но ты, причинивший столько зла народу Иудейскому и поднявший руку на рабов Господних, не избегнешь гнева Божия. Братья наши, по кратковременных страданиях, получили живот вечный, по обетованию Божию: а ты, по праведному суду Божию, будешь наказан за твою гордыню. Подобно братьям моим, я предаю душу и тело мое за отеческие законы, призывая милость Божию на Израиля: а ты некогда страданиями и терзаниями приведен будешь в сознание и исповедуешь, что Бог един есть. Я с братьями моими понесу на себе гнев Вседержителя, на весь народ наш». Слыша это, царь пришел в ярость и повелел предать отрока лютейшим мучениям.

За сынами последовала и доблестная мать их.

Назидательные размышления

«Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, иже по мнозей Своей милости порождей нас во упование живо воскресением Иисус Христовым от мертвых, в наследие нетленно и нескверно и неувядаемо, соблюдено на небесех вас ради» (1Петр. 1:3–4). И в Ветхом Завете надежда воскресения и вечной жизни сияла, как лучезарная звезда: а мы непоколебимое утешение и залог ее имеем в воскресении Иисуса Христа. Блажен, кто в ней ищет утешения среди трудностей и скорбей, отрады и одобрения в подвигах самоотвержения, защиты от страха смерти. Жалки мнимые счастливцы мира сего, живущие без упования вечной жизни и в одних благах и утехах скоропреходящих и непостоянных ищущие удовлетворения желаниям души, созданной для бессмертия!

Я тебя напою все ночи свои все ласки своими руками Я тебя напою все ночи свои все ласки своими руками Я тебя напою все ночи свои все ласки своими руками Я тебя напою все ночи свои все ласки своими руками Я тебя напою все ночи свои все ласки своими руками Я тебя напою все ночи свои все ласки своими руками Я тебя напою все ночи свои все ласки своими руками Я тебя напою все ночи свои все ласки своими руками Я тебя напою все ночи свои все ласки своими руками

Тоже читают:



Отделка стены блокхаусом своими руками

Венок своими руками на голову из ткани

Поздравление в прозе 60 лет свекрови от невестки

Как красиво сделать в стакане салфетки

Схема подключения кондиционера на нива шевроле6